Савченко: Для уменьшения инфляции нужно увеличить благосостояние населения

Фото с сайта finance.ua

Заместитель председателя правления Национального банка Александр Савченко рассказал, чем вызвана инфляция в Украине и как с ней бороться.

В чем состоит феномен украинской инфляции прошлого и этого года? Прежде всего хочу сказать, что сейчас я представлю не официальную позицию Нацбанка на инфляцию, а мое личное мнение. Во всех странах мира без исключения инфляция в 2007 г. существенно ускорилась. Если брать за норму темпы инфляции для США — 2,0-3,0%, то в прошлом году темпы инфляции достигли 4,1%. В Евросоюзе целевой уровень — 2%, а теперь — больше 3%, для Китая нормальной была инфляция 3-4%, а сейчас она достигает 8%. Чехия — очень дисциплинированная страна, но и у них уже 7,6%. Так что мы не единственные в мире, у кого существенно выросла инфляция. Более того, если анализировать не темпы, а ускорение инфляции, то у нас это ускорение меньше, чем в среднем по миру. Но эти факты не дают повода для гордости, потому что в Европе мы — абсолютные чемпионы по темпам роста цен. В феврале, например, среднегодовая инфляция достигла 21,9%. Так долго продолжаться не может.

Каковы причины мировой инфляции?

Во всем мире на ускорение инфляции сейчас действуют два основных фактора — рост цен на продукты питания и на энергоносители. Между прочим, это не так и плохо для Украины. Во-первых, наша страна — экспортер продуктов питания, во-вторых, если растут цены на энергоносители, то будут расти цены на металлы, химию, трубы, продукцию тяжелого машиностроения. То есть конъюнктура хорошая для Украины. Международный валютный фонд (МВФ) все время нам рисует провал в условиях торговли, то есть существенное снижение цен на наш традиционный экспорт. Но мы в Нацбанке придерживаемся своих прогнозо цены все же будут расти, но не такими высокими темпами, как на энергоносители. Наши прогнозы, как правило, совпадают с реальностью, их — выглядят излишне пессимистично. Но, может, в этом и состоит миссия МВФ — думать о худшем, чтобы его не допустить.

Почему, в свою очередь, во всем мире синхронно растут цены на продовольствие и топливо? Рост цен на продовольствие вызван двумя фундаментальными причинами. Первая — рост цен на топливо, что стимулирует все большее число стран использовать продукцию сельского хозяйства (и, соответственно, ограниченные земельные ресурсы) для производства биотоплива. Все больше земельных участков отводится не на продукты питания, а на замену нефти и газа биотопливом. Если цены на нефть и газ не стабилизируются, этот фактор будет влиять еще очень долго. Другой фактор — это существенное увеличение уровня жизни в Китае и в Индии. Там люди начинают лучше питаться, прирост населения не прекращается. Кстати, именно развитие экономик Китая и Индии стимулирует рост цен на энергоносители: они пересаживаются с велосипедов на мотоциклы и мопеды, а завтра пересядут на машины. Кстати, этот фактор также будет действовать достаточно долго — пока в этих странах не начнется рецессия (как в Японии). Кроме того, в прошлом году был неурожай в Центральной и Восточной Европе. В этом году ситуация будет намного лучше. Однако я убежден, что мы должны настраиваться жить в условиях вечного увеличения цен на продукты питания и топливо. Может быть, когда-то и будет достигнута точка равновесия, однако нам об этом лучше не думать.

Почему в Украине темпы роста инфляции намного выше, чем в Европе? Это происходит по многим причинам. Но две из них фундаментальные. Первая — мы не закончили структурные и регулятивные реформы. Не создали рыночную среду, конкуренцию в нескольких базовых секторах — на транспорте, в жилищно-коммунальном и сельском хозяйстве. В корзине для расчета инфляции продукты питания и безалкогольные напитки занимают 55% (базовой отраслью для этого сектора является сельское хозяйство). На рынок ЖКХ приходится 11,6%, транспорт — 4,3%. Всего почти 71%. То есть в 71% отраслей экономики, которые формируют инфляцию, мы не закончили структурные и регуляторные реформы, не создали рыночную среду! Другими словами, цены формируют не рынок, а продавец или чиновник, который руководствуется в лучшем случае политической целесообразностью. Мой любимый пример. В Киеве проезд в метро стоит 50 коп. В Москве, если пересчитать в гривни,— 4 грн., в Лондоне — 50 грн. То есть в Киеве проезд в метро в 100 раз дешевле, чем в Лондоне, и в восемь раз дешевле, чем в Москве. Аналогичные цены мы имеем на другой общественный транспорт — автобусы, маршрутки. Такие цены не дают не только обновлять парк, внедрять энергосберегающие технологии, но даже покрывать себестоимость! Но с другой стороны — цены на жилье, землю под строительство, арендная плата — выше, чем в Вене или Праге. Второй фундаментальный фактор — быстрый рост уровня доходов населения, который опережает уровень производительности труда. Если бы доходы населения росли вровень с производительностью труда, это не вело бы к ускорению инфляции. Иными словами, если мы хотим обуздать инфляцию, то прежде всего нужен настоящий рынок во всех секторах экономики и повышение производительности труда через научно-технический прогресс.

Что еще нужно сделать, чтобы уменьшить инфляцию?

Дам, на первый взгляд, парадоксальную рекомендацию. Для уменьшения инфляции нужно увеличить благосостояние населения, т.е. повысить его реальные доходы. В Украине, как я уже отмечал, удельный вес продовольствия в корзине для расчета индекса потребительских цен — 55%, в Центральной и Восточной Европе — 25%, в развитых странах — 10-15%. Чем богаче нация, тем меньше рост цен на продукты питания влияет на общий уровень цен, т.е. инфляцию. Представьте, что сейчас вы из своей зарплаты тратите 55% на продукты питания, а будете тратить только 25%. Фактор подорожания этих продуктов будет вас задевать в два раза меньше.

Кроме того, многие продукты должны дешеветь — телевизоры, компьютеры, связь, мобильные телефоны. Это именно те товары, которые потребляет более богатый человек. Если вы стали богаче и тратили на картошку 20% вашей зарплаты, а будете тратить 2%, то двойное подорожание картошки ударит по вашему карману в десять раз меньше! Продукты питания подорожали одинаково и в Европе, и в Украине. Но там это привело к дополнительной инфляции 1%, а у нас — 5%. Это только потому, что мы в пять раз беднее, чем Европа. Теперь понятн нужно повысить доходы украинцев до такого уровня, чтобы удельный вес их расходов на продукты питания сократился хотя бы до 20-25%.

Но вы же против того, чтобы социальные выплаты росли быстрее производительности. Как же тогда повысить реальные доходы населения?

Если доходы растут за счет номинального повышения зарплаты, без привязки к производительности труда — ускорение инфляции неизбежно. У нас очень низкая производительность труда, особенно в медицине, образовании, госуправлении. Повышать зарплату нужно, но после сокращения численности или увеличения нагрузки. Однако повысить реальные доходы можно не за счет увеличения номинальных доходов, а за счет уменьшения налогов! НДС — это основной источник коррупции в Украине и основной источник подорожания товаров. Если мы НДС снизим с 20% до 15%, я утверждаю, что коррупция в стране уменьшится на 25%, а уровень инфляции снизится на 5%. А люди без роста номинальной зарплаты (инфляционного фактора) получат прирост доходов — причем самые бедные слои населения. Ведь это они (самые бедные) по крохам наполняют казну, платя на 20% больше за те же масло, яйца, муку. А потом выстраивается очередь из больших корпораций, чтобы из этой же казны себе возместить НДС, но среди них 20-30% проходимцы, а очередь все больше. Сейчас опять звучат предложения увеличить или ввести новые налоги. Но любое повышение налогов через один-два цикла выливается в повышение цен. Тем более странными эти предложения выглядят сейчас, когда Украина уже имеет самые высокие налоги в Европе! Через бюджет, пенсионный фонд, социальное страхование и т.д. мы перераспределяем приблизительно такой же процент ВВП, как Финляндия и Германия. Но им не нужно демонстрировать темпы роста ВВП 10% — достаточно 2%, чтобы хорошо жить. А мы не можем хорошо жить при росте 2%, нам нужны темпы 10% и более. А такие высокие темпы можно показать только при низких налогах. Именно низкие налоги будут стимулировать людей вкладывать деньги в производство, а повышение налогов всегда создает инфляционные ожидания, апатию и стагнацию. Посткоммунистические страны — Румыния, государства Балтии — при вступлении в ЕС снижали налоги до 10-15%. ЕС требует поднять эти налоги, но они сопротивляются изо всех сил, чтобы их экономики были более конкурентоспособными и динамичными. То есть новые страны ЕС хотят снижать налоги, а старые против этого. Иначе они проигрывают. Украина же, наоборот, хочет повышать налоги добровольно... У нас существует деформированное представление, что мы живем в стране низких налогов и должны этому радоваться. На самом деле налоги очень высокие и несбалансированные.

Какие должны быть основные налоги по вашему мнению? Мой совет : Налог на индивидуальный доход (зарплату) — 15%; налог на прибыль — 15%; ПДВ — 15%. Но ведь есть еще такой фактор инфляции, как рост цен на энергоносители.

Да. Если рост цен на продукты питания — основной фактор роста потребительских цен, то существенное удорожание энергоресурсов — основной фактор роста цен производителей продукции. На единицу ВВП Украина тратит энергетических ресурсов больше всех, наверное, в мире, в Европе — так точно. Напомню, что индекс цен производителей промышленной продукции в 2007 г. вырос на 23,3%, за два месяца этого года — уже на 5,3%. С лагом от нескольких месяцев до нескольких лет повышение цен производителей ведет к аналогичному повышению потребительских цен. Поэтому даю вторую парадоксальную рекомендацию по снижению инфляции — любыми методами нужно снижать энергопотребление. Без существенного в два-три раза снижения энергозатрат на единицу ВВП — у нас инфляция всегда будет самая высокая в Европе! Рост цен в пределах 20% — это уже грань, которая чревата неоптимальными решениями. Люди и бизнес начинают думать не о развитии, а о том, как сберечь деньги, покупают не то, что им нужно. Это все чревато кризисами и снижением жизненного уровня из-за вынужденной бездумной траты денег. И за это отвечает правительство. Что в этой ситуации должен сделать Нацбанк?

Вклад в инфляцию со стороны банковской системы тоже есть. В частности, свою лепту внесло потребительское кредитование, которое в 2007 г. выросло почти вдвое. Поэтому мы предприняли ряд мер монетарного и регулятивного характера, направленных на сдерживание кредитной экспансии. Например, Нацбанк ввел новую методику расчета адекватности капитала, включив туда два новых фактора — валютный риск и разрыв по ликвидности между пассивами и активами.

Эта и другие меры (дополнительные резервы по пассивам и валютным активам), по нашему мнению, приведут к замедлению кредитной экспансии. Не сразу — монетарные, да и регуляторные факторы быстро не работают. Но нужно иметь чувство меры, чтобы жесткая монетарная и регуляторная политика не ударила по темпам экономического роста и стоимости кредитов. Сейчас сложилась ситуация, когда инфляцию провоцируют, в основном, немонетарные факторы. Бороться с немонетарной инфляцией исключительно монетарными методами глупо. Это может привести только к снижению темпов экономического роста. Кстати, это проблема не только Украины, во всем мире немонетарные факторы стали основными провокаторами инфляции. НБУ прибег к стерилизации денежной массы. Для промышленности кредиты подорожали, что означает сворачивание деловой активности.

Действительно, деньги для банков стали более дорогими. Но я не согласен, что произошло реальное удорожание кредитов. Сейчас процентная ставка по кредитам в гривне — 15-18%. Среднегодовая инфляция производителей за прошлый год — 23,3%. Будь я бизнесменом, то с удовольствием брал бы кредиты, потому что мы вступили в эпоху минусовой процентной ставки! Сейчас цены на продукцию промышленности — металлургии, машиностроения — растут в среднем на 25%. А кредиты берут под 17-18%. Это уже нарушение макроэкономических пропорций.

Кредит должен быть положительным, как и депозит. В феврале, например, среднегодовая инфляция — 21,9%, а депозитная ставка — максимум 14-15%. Банковский депозит утратил функцию сбережения богатства. Это тоже нарушение пропорций. Долго так продолжаться не может. Ведь одной рукой правительство (власть) дает, а другой из-за инфляции еще больше забирает. Человек теряет не только текущие доходы, которые он получает сейчас, но и те, которые он накопил за много лет и держит в денежной форме, в том числе и на банковских депозитах. Поэтому инфляционная макроэкономическая политика глубоко аморальна, социально несправедлива и даже опасна. Прежде всего нужно сделать все, чтобы ставки по депозитам и по кредитам были выше, чем инфляция. Хотя бы на 2-3%.

В условиях столь высокой инфляции гривня укрепляется против доллара. То есть для восстановления баланса ее разумно девальвировать. Но Нацбанк создает условия, чтобы гривня укреплялась. Действительно, эффективный курс гривни относительно доллара растет, потому что в 2007 г. инфляция в долларах — 4,1%, а в гривне — 16,7%. Это значит, при фиксированном курсе доллар обесценился против гривни на 12,6%. Однако в условиях, когда стремительно растет дефицит внешней торговли, бороться с инфляцией посредством ревальвации неправильно. Нужно просто сделать курс более свободным. Будет ревальвация или девальвация, мы не знаем. Все зависит от экономической конъюнктуры. Если инфляция будет продолжаться такими же темпами, тяжело говорить о ревальвации. Если мы поборем инфляцию — ревальвация возможна. Возможно ли бороться с инфляцией, удерживая фиксированный курс?

Если правительство хочет победить инфляцию при квазификсированном курсе, то добиться этого можно только за счет снижения бюджетного дефицита до нуля при стабильных налогах. Два процента — это большой дефицит для стабильного курса! Он будет провоцировать высокую инфляцию. При бюджетном дефиците 2% есть лишь один путь для снижения инфляции — это повышение нормы накопления бизнесом и населением. Правительство должно массово стимулировать инвестиционные продукты для людей — депозиты, негосударственные пенсионные программы, страхование жизни, вклады в институты совместного инвестирования, венчурные фонды. Правительство должно пропагандировать, культивировать инвестиционные продукты, чтобы повышение доходов человека шло не на покупку товаров, а на инвестиционные продукты, которые не только ведут к снижению инфляции, но развивают экономику.

Как повлияет на курс дефицит текущего счета платежного баланса?

Пока что дефицит текущего счета не опасен (4-5% ВВП), но к концу года мы подойдем к черте, когда он может стать для нас основной головной болью, конечно, не так, как в Румынии (18%) или балтийских странах (23%). Однако он удвоится и может достичь уровня, который я оцениваю как критический для Украины — 8%. Источником финансирования дефицита текущего счета выступают прямые иностранные инвестиции и кредиты. Их уровень зависит от инвестиционного климата и масштабов приватизации в стране. Если прямые инвестиции будут больше, чем текущий дефицит, то у нас будут тенденции к ревальвации даже при такой инфляции. Если, наоборот, дефицит текущего счета будет расти, а у нас как всегда пойдет что-то не так,— например, экономическая политика будет неправильная иди приватизация блокируется, или опять политическая нестабильность — будет тенденция к девальвации. Александр Владимирович Савченко родился 4 мая 1958 г. В 1979 г. получил диплом магистра в Киевском национальном экономическом университете. Специализация — промышленное планирование. Доктор экономических наук, профессор. В 1981-1991 гг. преподавал и занимался научной деятельностью в КНЭУ, Киево-Могилянской академии, Гарвардском университете (США), Лондонской школе экономики (Англия). 1993-1996 гг. — исполнительный директор по Украине, Беларуси, Молдове, Армении и Грузии Европейского банка реконструкции и развития. 1996-1999 гг. — предправления АКБ "Австрия Кредитанштальт Украина". 1999-2005 гг. — предправления АКБ "Международный коммерческий банк". С 2005 г. — зампредправления НБУ.

Беседовал Сергей Лямец

Источник: finance.ua

Новости других СМИ

Загрузка...

Новости

Все новости