ЕВТУШЕНКО: «Мы в Швеции по-прежнему гости»

Фото с сайта www.sport.com.ua

После завершения спортивной карьеры в старейшем клубе страны АИК, которому, кстати, украинский футболист помог завоевать золотые медали чемпионата страны впервые с 1937 года, Вадим остался на тренерской работе. Вот уже восьмой сезон он руководит командой второго дивизиона чемпионата Швеции "Валета Сирианска".

На днях знаменитому игроку исполнилось 50. По этому случаю Вадим с семьей специально приехал в Киев, чтобы отметить свой праздник в кругу друзей и коллег по футбольному цеху.

— Вадим, при поступлении в инфиз Киев вас изначально отверг. Комплекс профнепригодности над вами довлел?
— Получить "неуд" по специализации, конечно же, обидно, тем более, как я считаю, совершенно несправедливо. Уж на твердую тройку норматив то я выполнил. Если бы мной тогда овладел комплекс, о котором вы говорите, то ничего путного из меня бы не получилось, я бы поддался эмоциям и раскис. Атак, пусть и спустя годы, из провинциальной команды второй лиги меня взяли в "Динамо".

— Как вас сосватали в столичный коллектив?
— Играя за кировоградскую "Звезду", я, честно говоря, был ни сном ни духом, что на меня ходят смотреть селекционеры из "Динамо". Взрослого игрового опыта, по сути, у меня был только сезон. И тут вдруг предложение Анатолия Сучкова, занимающегося как раз новичками, о переезде в Киев. Вообще-то, Анатолий Андреевич приехал в Черновцы за Витей Хлусом из местной "Буковины", которую мы тогда обыграли (1:0 — гол забил Евтушенко). А увез нас двоих.

— К разговору с Лобановским готовились?
— Да я сам вышел на него. Сбор подходил к завершению, а Валерий Васильевич что-то меня не вызывал. Я поинтересовался у Анатолия Кирилловича Пузача, мол, если я не подхожу, может собирать чемоданы и возвращаться в Кировоград. Надо сказать, тогда на место нападающего, освободившееся после ухода Володи Онищенко, претендовало немало хороших игроков из высшей лиги. Мы же с Витей Хлусом были посланцами второй лиги, так что определенное волнение присутствовало при прохождении тестов. Но, как видите, именно нас оставили, и не на один сезон.

— Старожилы вам проверок не устраивали, дескать, посмотрим, какой ты вояка?
— На тренировках в основном Коньков поддевал, чтобы ребята пожестче с нами обращались. Но я не в обиде. Анатолий Дмитриевич выдающаяся личность, образованнейший человек, умница. Его замечания не носили грубый характер. Все шло на пользу.

— Насколько быстро нашли общий язык с динамовцами вне площадки?
— Признаюсь, кировоградские тренеры отговаривали от переезда в Киев, мотивируя, что стиль "Динамо" не очень подходит для меня. Они даже советовали податься в московский "Спартак" (позднее Евтушенко пригласят в "Спартак", но игрок рассудит иначе — от добра добра не ищут, оставшись в команде своей мечты. — Прим. авт.). Не знаю почему, но у меня все сложилось легко. Наверное, помогла первая контрольная встреча с московским "Спартаком", которую мы хотя и проиграли со счетом 1:2, но динамовский гол остался за мной. Я сразу почувствовал доверие ребят на поле. В полузащите тогда играли Веремеев, Колотое, Буря к, в нападении — Блохин, в защите — Коньков, Лозинский, Демьяненко. Потом пришли Балтача, Журавлев. Человеческий и игровой контакт установились у меня сразу с Володей Веремеевым. Может потому, что мы оба — выходцы из кировоградской команды, а с его младшим братом Александром я выступал еще в студенческом клубе.

— Вы часто ощущали на себе несправедливость тренера?
— Любому кажется, что наставник видит только его недостатки, и считает себя недооцененным. Так или иначе, но я отыграл в "Динамо" 8 лет — это уже есть показатель доверия. Я никогда не ходил к Лобановскому, не выяснял, почему меня не поставили, или в чем моя вина. На мой взгляд, спортсмены не должны комментировать действия тренера. А он не должен давать всем отчет о расстановке сил на поле. Поскольку ты доверился специалисту будь добр выполнять его установки. Чем меньше игрок подходит с претензиями, тем конструктивнее разговор может состояться впоследствии.

— История "Динамо" полна легенд и суеверий. Определенных правил перед матчем придерживался сам Валерий Васильевич, у многих имелись свои заморочки. Чем грешили вы, готовясь к игре?
— У каждого из нас существовал свой порядок, который не хотелось нарушать. Так чувствовали себя спокойнее что ли. Например, на массаж ходили по установленной очереди. Я всегда шел вторым. Не знаю, почему так сложилось, но соблюдал все четко. Помню, как чудно надевал футболку Леша Михайличенко: натягивал рукава, а затем каким-то интересным захватом умудрялся протиснуть голову. Было ли это ритуалом или просто привычкой — не знаю, но так он делал всегда. Витя Чанов очень берег свои перчатки, не разрешая никому к ним дотронуться. Полевые же игроки с особым трепетом относились к обувке. Как говорили у нас, мол, жена и бутсы в чужие руки не даются (смеется). Правда, однажды мне пришлось одолжить обувь Саше Заварову. Запасной у нас тогда не водилось, хотя большинство и выступало за сборную СССР, в магазине просто так не купишь, заказывали для команды специально. А перед матчем с "Университатей" у Заварова разорвалась одна бутса, я тогда был в запасе, и мне пришлось разминаться в тапочках, а позднее весь поединок просидеть на лавке босым. Но моя лепта в игру команды оказалась не шуточной — тогда Саша именно моей бутсой забил гол.

— У актеров есть спектакли-бенефисы, когда все ставки делаются на него, и все строится исходя из его таланта. Подобная игра-бенефис Евтушенко значится в вашей биографии?
— Пожалуй, двадцать минут, проведенных в матче финала Кубка кубков 1986 года с "Атлетико", где мне удалось за короткий срок сделать голевую передачу и затем самому забить третий мяч. В карьере происходили и другие интересные встречи. Но не забывайте, я играл вместе с Блохиным, моя основная задача, как говорится, черновая работа по доставке ему патронов. Не будешь же вдвоем бомбить ворота. Но наиболее удачным в плане личной результативности для меня стал 1983 год под руководством Морозова. Если не ошибаюсь, я забил за сезон 11 голов. Тренер начал тогда менять состав, пришло много молодежи. У Олега Блохина в силу разных причин не всегда получалось выходить на поле. В нападении чаще действовали Беланов с Хлусом. Во многом акцент в игре сместился и на меня.

— Чествований в вашей спортивной жизни было много. Какое из них особо дорого?
— В большинстве все проходило по одному сценарию: официальный прием в Госкомспорте, подарки, премии, концерт в "Украине". Когда тебя признают, ценят-всегда приятно. Непривычной, пожалуй, была встреча "Динамо" на киевском вокзале по возвращении из Франции с Кубком кубков.
Чернобыльская трагедия... Мы улетали на матч в конце апреля. По всей видимости, Лобановскому уже сказали о случившемся. Нам он сообщил, дескать, что-то произошло на реакторе. Прилетев во Францию, мы увидели в аэропорту на электронных табло огромную карту Украины и схему заражения территории. Честно говоря, даже не подозревали о размахе трагедии. Конечно, позвонил и домой узнать, что с семьями. Поскольку билетов из Киева в любом направлении достать было невозможно, то администрация команды организовала тогда для жен футболистов автобус до Москвы, а там уже билеты до разных пунктов назначения. Моя жена Ирина с сыновьями улетели в Кировоград. Правда, чем экологически небезопасный город лучше столицы? Там своей радиации хватало. Но тогда об этом не думали.
А по возвращении в Киев нас встречали самые преданные болельщики-мужчины. Буквально небольшая группа. Женщины и дети из города уехали. Даже журналистов и телевизионщиков не оказалось.

— В любом коллективе существует психологическая совместимость людей. Вы подолгу находились на сборах, варились в одном бытовом котле. У вас имелись постоянные соседи по номеру?
— Так сложилось, что я всегда в комнате жил с вратарями. Вначале на сборах с Юрием Роменским, потом с Виктором Чановым. А на выездных играх — с Мишей Михайловым, моим другом еще по кировоградской команде. Правда, Роменский довольно ревностно отнесся к нашей дружбе с Мишей. А в дальнейшем как таковых конфликтов не возникало.

— Злостным нарушителем режима не слыли?
— Смысла его нарушать не было, если ежедневно нам измеряли давление. Ведь в случае отклонений карали рублем. Хотя однажды и я попался. По традиции после сезона игроки должны разъезжаться дней на двадцать в Крым, Карпаты восстанавливать здоровье и в обязательном порядке предъявлять путевку для отчета, мол, где реабилитировался. Я же решил схитрить: съездил в родные Пятихатки к родителям. Правда, подстраховался — купил путевку и отдал ее одному товарищу из административной группы "Динамо", дескать, ты поезжай, отдохни, прикрой меня. По возвращении меня прижали, отпираться оказалось бесполезно, в итоге лишили месячной зарплаты. Я не выяснял все нюансы. Сняли, так сняли.

— В команде Лобановский невероятно культивировал коллективный отдых. Помните, знаменитые походы в театр?..
— Валерий Васильевич следил за этим. Я только сейчас, став тренером и отцом двоих взрослых сыновей, играющих у меня в команде, понимаю, насколько важна общая образованность спортсмена, эрудиция, формирование его взглядов, умение высказаться. Попав в сборную Союза, я познакомился с Никитой Симоняном, Николаем Старостиным, Константином Бесковым — людьми читающими, интересующимися всем, с хорошими манерами. Конечно, надо было соответствовать.
Лобановский на базе устраивал встречи с артистами, космонавтами, покорителями Эвереста. В Москве ходили на премьерные показы в Доме кино. Много читали, брали с собой на сборы чемоданы книг.

— Существовал ли в команде так называемый неформальный лидер?
— С полной уверенностью могу его назвать — Володя Бессонов. Также Андрей Баль частенько нас тормошил, балагурил, шутил. Команда была дружная. Но, согласитесь, все одиннадцать в одинаковой степени близкими стать не могут, и проводить досуг тоже нельзя всем вместе. Объединялись по интересам. Встречались семьями, гуляли свадьбы, отмечали праздники, крестили детей.

— Когда увидели "загнивающий" Запад, чем соблазнились?
— Еще со "Звездой" ездил в Болгарию. Но как в то время говорили: курица не птица, Болгария не заграница. На что может польститься парень в 20 лет? Конечно же, на джинсы. Впервые увидел там фарцовщиков, у которых и приобрел пару. Валюты у нас не водилось. За сэкономленные суточные купил доллары и сторговался. Более длительная поездка была в Бразилию в составе сборной Союза в 1980 году. Проводились товарищеские игры в честь 10-летия последнего, третьего выигрыша сборной Бразилии — статуэтки богини Ники (прообраза Кубка мира), отданной тогда команде на вечное хранение, и одновременно 30-летия стадиона "Маракана". Судя по размерам приза, предназначенного для триумфатора встречи, бразильцы не сомневались в своей победе. Однако увезли его в Союз мы. Хорен Оганесян не отходил от кубка. Носил его с собой везде. Представьте нашу гордость...

— Вадим, насколько оказался велик интерес шведских болельщиков к вам?
— Шведы очень сдержаны в оценках: как в похвале, так и в нареканиях. Свою любовь и уважение они выражают спокойно. Хотя по почтительному отношению ко мне я вижу, что они дорожат моим мнением, и в свое время были заинтересованы игрой.
Вспоминаю, как динамовские фанаты и киевские мальчишки не выпускали нас из раздевалки после матча. Мы проходили сквозь живой коридор поклонников. В Швеции все намного проще. Тебя узнают на улице, в кафе, ты чувствуешь взгляды людей, но они это делают тактично, стараясь остаться незамеченными. В какой-то степени это опаснее, чем наша открытость. Предположим, ты сидишь где-то с друзьями, не подозревая, что за тобой наблюдают, а в это время глаза зевак прикованы к тебе и выхватывают все твои действия.

— Как в семье решался вопрос о выборе футбольного поприща сыновьями?
— Наверное, естественно, что дети, живя в футбольной среде, тоже начинают играть в футбол. Но я всегда сыновьям говорил: придет время, когда вас будут оценивать не по моему имени, а по вашему. К этому и надо готовиться. Вот сегодня это время наступило. Вячеславу сейчас 26 лет, Вадиму— 23. Они играют под моим руководством в клубе "Валета Сирианска" (команда в небольшом городке в 30 километрах от Стокгольма). Несколько лет назад Славик прервал свой контракт с командой АИК, сидеть запасным он не видел смысла, и перешел ко мне. А недавно закончил учебу в Стокгольме в престижном экономическом университете, что-то сродни нашему торгово-экономическому институту.

— Насколько сложно, тренируя сыновей, сохранять объективность?
— Невероятно сложно. Иногда намеренно их критикую, чтобы это слышали футболисты из команды и делали выводы. Но здесь важно не переборщить. Сыновья неплохо играют и сами знают, где провинились, а где сработали хорошо.

— В чем игра ребят похожа на вашу?
— Славик — исполнитель диспетчерского плана, действует на позиции центрального полузащитника. Он мягкий, хорошо ведет мяч, неплохо владеет передачей. Вадим — фланговый игрок, он здорово работает в обводке, у него хорошая скорость, в этом он похож на меня, но я был агрессивнее.

— Чего вам не хватало в Швеции на первых порах?
— На поле не хватало всей динамовской команды. По сути, мне одному приходилось долгих четыре года добиваться, чтобы команда АИК заиграла по-новому. Вообще шведы любят противника, который их бьет. Они тогда его уважают. Однако неохотно играют с командами бывшего Союза. Мы для них слишком неудобный соперник. Игры всегда тяжелые, изматывающие, а особых денег они за это не получают. Куда приятнее для них, в финансовом плане, сразиться с "Манчестер Юнайтед" или "Арсеналом". Шведы готовы даже вылететь из первого тура любого турнира, но за одно только громкое название команды-соперника они получат хорошие бонусы.

— 18 лет в Швеции — солидный срок, чтобы вникнуть в систему жизни, принять местный быт, новые правила общения.
— Мы в Швеции по-прежнему в гостях. У них все по-другому. Например, мужчина никогда не обеспечивает семью, в нашем традиционном понимании. Ужены и мужа отдельные счета в банке. Оба в равной доле дают деньги на оплату коммунальных услуг, питание, обучение детей. В организации семьи предпочтение отдается свободным бракам, процент зарегистрированных пар очень мал.
Дети в семьях общаются с родителями на равных. Но это, на мой взгляд, палка о двух концах. С одной стороны, ранний авторитет ребенка способствует его самостоятельности, а с другой — советы и просьбы взрослых подчас не воспринимаются молодыми. Детям позволяется все, пожалуй, единственный запрет касается сладкого. Конфета или торт один раз в неделю — как вознаграждение за прилежное поведение и хорошую учебу. Шведы считают, что ребенок должен воспитывать себя сам и развиваться сам, а родители только корректируют его занятость.
Их стремление вырваться из-под опеки родителей весьма прогрессивно. Они сами зарабатывают себе на жизнь, на жилье берут ссуду у государства, оплачивают все счета и услуги. Мои сыновья сейчас живут со своими девушками отдельно от нас. Правда, есть приходят к маме. Жены у обоих — вегетарианки, поэтому к нашим разносолам они равнодушны.
Хотя у нас в доме всегда украинские блюда. Наши друзья-шведы их очень любят, а уж когда узнают, что все Ирина делает сама, и видят состав блюд и разнообразие на столе, то едят с двойным аппетитом. Они очень благодарно относятся к труду хозяйки. У шведов ведь все покупается в полуфабрикатах — разогрел и готово. По большому счету, мы с супругой начали жить полноценной семьей только сейчас.

Первый день в "Динамо"
"Это случилось в межсезонье в конце декабря 1979 г. Еще не все игроки основы вернулись из отпуска, начался первый сбор, я тренировался с динамовским дублем в довольно тревожном ожидании встречи и с самим Лобановским, и с маститыми грандами — Колотовым, Веремеевым, Блохиным, Коньковым. По началу немного робел перед "стариками". Особенно перед Коньковым. Мне довелось с ним работать в паре. Занимались в основном легкой атлетикой, упражнениями на выносливость. Таскали друг друга по очереди на спине, приседали, бегали. Я носил его бережно, да и на спину ему запрыгивал осторожно — хотел соблюсти субординацию. Как такового футбола на первом сборе не было, как мы тогда говорили — в основном месили грязь".

Вадим ЕВТУШЕНКО.
Родился 1 января 1958 года.
Игровое амплуа: нападающий, полузащитник.
Начало спортивной карьеры: "Буревестник", затем кировоградская "Звезда".
В составе: киевского "Динамо" с 1980 по 1987, "Днепр" (1988).
Спортивное звание: заслуженный мастер спорта.
Достижения: чемпион СССР (1980, 1981, 1985, 1986, 1988), обладатель Кубка кубков (1986), участник чемпионата мира в Мексике {1986), чемпион Швеции (1992).
Дважды входил: в список 33-х лучших игроков СССР.
Образование: Кировоградский пединститут.
Семья: жена Ирина, двое сыновей — Вячеслав (26 лет) и Вадим (23 года).

Анна ШПАК, газета "КОМАНДА"


Источник: СПОРТ.com.ua Теги:
Загрузка...
Новости других СМИ
Загрузка...
Новости
facebook.com
Присоединяйтесь к нам, и
узнавайте самые интересные новости мира и вдохновляйтесь каждый день!
Спасибо, но больше не показывайте мне это окно!