БЫЩОВЕЦ: «Это акция против меня!»

Фото с сайта www.sport.com.ua

Вчера в спортивно-концертном комплексе "Петербургский" можно было встретить много известных людей. Одним из самых узнаваемых был, безусловно, Анатолий Бышовец. В свое время Анатолий Федорович выступал на турнире Гранаткина в качестве главного тренера. Теперь же он пришел как обычный зритель. Зато какой ажиотаж на трибунах вызвало появление столь известного специалиста! Даже в тот момент, когда экс-наставник "Локомотива" давал интервью корреспонденту "Спорт уик-энда", он периодически вынужден был отвлекаться для любителей автографов.

Наша же беседа началась с появившейся недавно новости относительно перспектив возглавить сборную Украины. Как известно, Анатолий Бышовец был вывешен на сайте ФФУ среди кандидатов на пост главного тренера и занял там лидирующие позиции. Однако впоследствии его фамилия исчезла из этого списка...

Мне не дают времени на создание команды
— Не так давно вы были объявлены как кандидат на освободившееся место после ухода Олега Блохина. Не могли бы прояснить историю с голосованием?

— На турнире я успел пообщаться с тренерами сборной Украины, которые мне сказали, что несмотря на ту обстановку вокруг моего имени и ту репутацию, народ не обманешь. На Украине сегодня семьдесят процентов за то, чтобы я возглавил национальную команду. Так что тот, кто рыл мне яму, туда и угодил.

— Вас не удивило, что ваша фамилия исчезла с сайта Федерации футбола Украины?
— Это нормальное явление. К этому я уже привык и спокойно отношусь.

— Были ли у вас разговоры с Григорием Суркисом?
— Нет. Как я понимаю, это вопрос не сегодняшнего дня. К этому должны созреть определенные условия.

— Лично у вас сборная Украины вызывает интерес в творческом плане?
— Я думаю, что все будет зависеть от того, какие будут условия. Налицо двойные стандарты. Если говорят, что Бышовец приходит и должен выиграть Кубок России, играть в Кубке УЕФА и стать чемпионом России — это одно. Однако приходит Рахимов, и говорят, что ему нужно дать три года для того, чтобы создать команду. Приходит Блохин, и ему дают столько же времени для аналогичной цели. Не вижу равноценности подхода. Но отношение ко мне простых людей, болельщиков и восхищает, и трогает! Отставка была спровоцирована

— Что дал вам год, проведенный в "Локомотиве"?
— Это была хорошая практика. Можно говорить о капитализации того, что происходило. Мы опять как никто сумели удивить болельщиков. Проигрывая 0:2 "Крыльям" и "Спартаку", мы сумели выиграть. Это говорит о том, что у команды был хороший потенциал. И если бы создали условия для нее, можно было бы рассчитывать на более высокий результат. В любом случае, это был положительный момент. Теперь, когда понадобится, буду четко представлять себе, что такое российский футбол.
Я считаю сезон в "Локомотиве" достаточно успешным. Мы выиграли Кубок, провели ряд прекрасных запоминающихся матчей. С другой стороны, есть сравнительные характеристики. Ни один тренер не работал в тех условиях, в которых находился я. И если для Слуцкого выход в финал — это успех, то для Бышовца — это провал. Такая переоценка ценностей, которая была просто удивительна.

— Руководство "Локомотива" приняло решение досрочно расстаться с вами. Стало ли это для вас неожиданным?
— Ход событий в чемпионате и обстановка вокруг команды, а также отношения, которые сложились с руководством клуба, президентом, болельщиками, говорили о том, что трудно рассчитывать на единство взглядов и подходов. Из-за этого тяжело было добиваться серьезных результатов. Особенно после выигрыша Кубка России. Я думаю, что в сложившейся ситуации отставка была единственно правильным решением. Назвал бы его даже обоюдным. Владимир Якунин, который вел Совет директоров, дал понять, что, наверное, будет нецелесообразным мне продолжать работу.

— Можно ли "Локомотив" по специфичности сравнить с "Зенитом"?
— Ни в коем случае. Это совершенно разные структуры. Кроме того, разный подход в организации дела, с чем мне довелось столкнуться. В Питере после ухода Садырина образовался вакуум, и его надо было заполнить. Мы в кратчайший срок сумели доукомплектоваться, восстановить отношения с теми игроками, которые остались. В состав вписалась молодежь в лице Лепехина, Игонина, которого я стал использовать в основном составе. Так что это была быстро сделанная работа.
Что касается "Локомотива", то специфика заключалась в том, что после ухода его бывшего главного тренера Славолюба Муслина речь шла о создании нового коллектива, необходимо было освобождаться от некоторых игроков, что всегда нелегко. У меня стояла задача создания новой команды. Забегая вперед, хочу сказать, что реплика, брошенная Семиным, о двух чемпионских составах, была неслучайной. Она провоцировала затруднение процесса обновления коллектива, заставляла зациклиться на проблемах с игроками-ветеранами. К слову, замечу, что к ним не было больших претензий. Однако вставал вопрос о состоянии здоровья Сенникова, Пашинина, Маминова. В какой-то степени это осложняло развитие команды. Тем более что к концу сезона мы так и не сумели укрепить середину поля новыми игроками.

— Со стороны тандем Семин-Бышовец действительно вызывал удивление. Какие же чувства вы испытали, когда вас представили в качестве главного тренера, а бывшего наставника — президентом?
— Дело в том, что обязанности были разделены функционально, и каждый отвечал за свое дело. Никак не мог себе представить, что это сотрудничество в конце концов превратится в "реанимацию" Семина на тренерском поприще. По крайней мере, таковы были усилия со стороны определенных футболистов. И желания болельщиков, с которыми контактировали Семин, а также Лоськов, Евсеев и Овчинников. Есть основания для того, чтобы сказать: поведи эти люди себя иначе — не было бы клеветы, грязи и всех предпосылок для того, чтобы дестабилизировать ситуацию в команде. На следующем матче после выигрыша Кубка висел плакат: "Бышовец — уходи". Ведь те же болельщики, которые вывешивали баннер, рассказывали, как они хорошо контактировали с Семиным. Это же была акция! В такой ситуации сотрудничество между нами не могло быть плодотворным, не имело перспектив для создания хорошей команды.
Пресса тоже сыграла свою роль. Я бы назвал это психологическим давлением, когда человек чувствует, что у него уходят рычаги управления командой.

Кто должен был играть: Евсеев или Иванович?
— Тем не менее Семин категорически отрицает факт переговоров с болельщиками...
— Так ведь болельщики сами говорят, что они контактировали с ним. Точно так же, как Овчинников, Евсеев и Лоськов говорили, что мы ничего не делали, не посоветовавшись с президентом клуба Юрием Семиным. Тогда я задаю вопрос: та клевета и ложь, которые были выплеснуты в прессе и дестабилизировали обстановку в команде — это контакт или нет? Причем я не обвиняю упомянутых мною людей, а всего лишь их цитирую. Вывод пускай все делают сами.

— Как вы считаете, Евсеев и Лоськов действительно исчерпали себя как футболисты? Стоило ли расставаться с ними?
— Я считаю, что стоило дать возможность сыграть Ивановичу. То, на что я рассчитывал, принесло свои плоды — сегодня это игрок "Челси". Предполагалось и то, что с уходом Лоськова придут футболисты, которые усилят игру. Тем более что такой шаг обсуждался с первых месяцев сезона, когда он искал себе команду. Однако ожидаемого усиления на его позицию не последовало.

— Вы часто общались с Юрием Павловичем?
— Практически нет.

— Значит, в работе с президентом клуба движения в одном направлении не ощущалось?
— Были расставлены акценты, и многим казалось необходимым, чтобы Семин остался в команде. Это давало возможность сохранить позиции тем людям, которые сегодня уволены из клуба и многим игрокам, которые при Муслине уже висели на волоске. Тут же для них создавалась комфортная ситуация.

— А что можете сказать по поводу откровенных выступлений Овчинникова?
— Я вам приведу один пример. Кан в "Баварии" позволил себе не столь нетактичную оценку к профессиональному отношению двух своих партнеров по команде и был оштрафован за то, что сказал им: ребята, мы здесь работаем. Овчинников, являясь работником клуба, позволял себе открыто критиковать и команду, и главного тренера, и руководство. И считаю, что не приструнить и не наказать Овчинникова можно считать большим грехом и ошибкой, которая не могла не иметь последствий.

— Одной из претензий именитого голкипера было то, что вы с ним не общались...
— Мне Семин предложил его использовать в начале года. Сначала в качестве вратаря. Однако печальный опыт в московском "Динамо" и то, что там происходило, исключало привлечение его в качестве вратаря. Что касается помощника, то у меня уже был Клейменов.

— Говоря о прессе, вы имеете в виду прежде всего разговоры на тему, что вы с игроков берете деньги. Как вы считаете, здесь имело место целенаправленная атака?
— Понятное дело, что это имело связь с дестабилизацией ситуации. Однако только глупый человек может себе представить, что можно брать деньги с Билялетдинова или Сычева за то, чтобы поставить их в основной состав. А тем более — брать деньги с иностранца...

Вадим ФЕДОТОВ


Источник: СПОРТ.com.ua Теги:
Новости других СМИ
Загрузка...