ЧАГАЕВ: «Кличко не боюсь»

Фото с сайта www.sport.com.ua

Тот поединок уже вошел в историю бокса, как "бой Давида с Голиафом". После этого успеха новоявленный чемпион мира WBA в супертяжелом весе должен был 13 октября 2007 г. в Москве в Ледовом дворце на Ходынке провести объединительный бой с чемпионом мира WBO Султаном Ибрагимовым, но поединок не состоялся, по официальной версии, из-за болезни (гепатита Б) 29-летнего узбека. Чагаев тогда уехал в свой родной Узбекистан и прекратил всякое общение с журналистами. Но 19 января в Дюссельдорфе Руслан провел первую успешную защиту титула и теперь готов к боям с чемпионами по другим версиям.

9 месяцев — не "критический срок"
— Руслан, ваш недавний поединок против британца Мэтта Скелтона особых лавров вам не принес. Наверное, на вашем состоянии сказалась девятимесячная пауза в собственных выступлениях на профессиональном ринге.

— Пауза была обусловлена объективными факторами. В первую очередь, моей болезнью, из-за которой я на несколько месяцев выпал из спорта. Были у меня и другие проблемы, которые выносить на суд общественности мне бы не хотелось. Я не переживаю по этому поводу, ведь 9 месяцев — это не критический срок. Далеко ходить за примерами не нужно. Некоторые чемпионы мира в моей весовой категории по другим версиям вообще не проводили боев в 2007 году (здесь легко читается намек на чемпиона мира WBC Олега Маскаева, который действительно последний раз проводил бой в декабре 2006 г.).

— Когда узнали, что вашим ближайшим соперником станет Мэтт Скелтон, у вас как амбициозного боксера часом не вырвался вздох разочарования?
— Нет. Это ведь свободная защита. Я вместе со своими промоутерами могу выбирать любого боксера из топ-15 рейтинга. Для меня не важно, боксер это с именем или без оного.

— Возраст британца, который уже разменял пятый десяток, вас не смутил?
— А почему он меня должен смущать? Султан Ибрагимов в своем последнем бою дрался с американцем Эвандером Холифилдом, который старше Скелтона на полдесятка лет.

— Кстати, об Ибрагимове. Есть мнение, что ваша болезнь накануне несостоявшегося поединка с Ибрагимовым была только формальным поводом для отказа от боя. На самом же деле у вас возникли серьезные разногласия с промоутером Клаусом-Петером Колем относительно распределения между вами гонорарного фонда. Как все было на самом деле?
— Поверьте, финансовые вопросы здесь ни при чем. Лишнее свидетельство чему — недавняя пролонгация моего контракта с немецкой промоутерской компанией "Универсум бокс промоушн". На данной стадии я вообще не ставил финансовые условия во главу угла. У меня действительно возникли проблемы со здоровьем. Не представляете, как мне было обидно из-за того, что бой, о котором я мечтал, не состоится. Впрочем, я надеюсь, что мне представится еще один "объединительный" шанс.
Знаю, что на меня российские и не только поклонники бокса вылили много грязи по этому поводу. Хорошо, что я не владею компьютером и об этом знаю только со слов знакомых — было бы вдвойне обидно читать о себе как о трусе. И это при том, что мое прозвище на ринге — Белый Тайсон.

— Напомните, когда и с чьей легкой руки вы его получили.
— Это еще когда я был любителем. На чемпионате мира в Белфасте-2001 я все четыре боя закончил досрочно. Уверенно выиграл золотую медаль мировой чеканки. В финале тогда победил украинца Алексея Мазыкина, который на пути к финалу прошел будущего олимпийского чемпиона россиянина Александра Поветкина. И в британских газетах обо мне написали, что я смял всех своих соперников, как Белый Тайсон. Когда перешел в профессионалы, это прозвище осталось за мной.

— У вас за плечами действительно блестящая карьера в любительском боксе. Первый раз чемпионом мира вы стали в 19 лет, победив в финале легендарного кубинца Феликса Савона 14:4. Почему у вас отобрали ту золотую медаль?
— Дело в том, что я незадолго до чемпионата мира 1997 г. в Будапеште провел два боя на профессиональном ринге — в США. Моей персоной тогда заинтересовался Влад Уоррен, и мы с менеджером Таймазом Ниязовым отправились за океан. Я выиграл два поединка, но подписать профессиональный контракт по ряду причин не получилось. А когда выиграл чемпионат мира, информация об этих двух встречах вышла наружу. Был суд. У меня отобрали звание чемпиона и дисквалифицировали на год. Одним словом, печальная история.

"Тренируюсь с Дзинзируком, Котельником и Сидоренко"
— Как у вас продвигаются дела с изучением немецкого языка? Ведь его знание в какой-то мере влияет даже на размер гонорара боксера.

— Пытаюсь учить. Но, знаете, пока не очень-то и складывается. Со мной у Тимми, как мы называем нашего наставника, тренируются украинцы Сергей Дзинзирук, Владимир Сидоренко и Андрей Котельник. Общаюсь с ними исключительно на русском. С Тимми, правда, разговариваем на немецком, но он и русский уже неплохо понимает.
К тому же, знание языка не имеет прямой связи с повышением гонорара. То есть если ты выучишь немецкий, тебя, возможно, будут чаще приглашать на разные интервью и телевизионные шоу. Ты станешь более популярным в Германии. Соответственно, могут вырасти суммы контрактов, которые немецкие телеканалы платят за трансляцию твоих боев клубу "Универсум", который я представляю. И уже в результате этой мудреной комбинации может вырасти твой гонорар.

— 16 февраля в Нюрнберге состоится бой, на кону которого будет стоять титул официального претендента на титул чемпиона мира WBA. На ринг выйдут Николай Валуев и белорус Сергей Ляхович. Будете смотреть эту встречу?
— Хотелось бы. Только не спрашивайте меня, за кого я буду болеть: мне все равно, кто победит. Впрочем, я готов еще раз встретиться с Валуевым.

— Правда, что у вашего промоутера Клауса-Питера Коля было две мечты: чтобы вы сначала победили Валуева, а затем Владимира или Виталия Кличко? Отомстив тем самым украинцам за то, что они со скандалом уходили из "Универсума".
— Лично мне об этом Коль не говорил. Но я готов встретиться на ринге с любым соперником хоть завтра. В том числе и с Кличко, и с Маскаевым. Не боюсь никого.


Источник: СПОРТ.com.ua Теги:
Новости других СМИ
Загрузка...
Новости