Мир не готов отвоевывать Крым, но есть те, кто мог бы помогать активнее – замминистра информполитики Эмине Джапарова

ONLINE.UA
  |  Политика   |   Читати українською
Мир не готов отвоевывать Крым, но есть те, кто мог бы помогать активнее – замминистра информполитики Эмине Джапарова
Эмине Джапарова
В эти дни три года назад происходила оккупация Крыма Россией, 16 марта 2014 года прошел нелегитимный референдум о статусе Крыма.

ONLINE.UA пригласил в студию Эмине Джапарову, первого заместителя министра информационной политики Украины. 

В момент оккупации Эмине Джапарова жила в Крыму, работала журналистом. Под давлением была вынуждена покинуть родину.

В октябре 2015 года стала советником министра информационной политики Украины, 20 апреля 2016 года назначена первым заместителем министра.

Неделю назад она вернулась из Лондона, где провела несколько встреч, призванных обратить внимание мира на проблемы крымскотатарского народа. 

В первой части интервью ONLINE.UA Эмине Джапарова рассказывает о "Стратегии публичной дипломатии крымскотатарского народа", о том, какими способами РФ добивается покорности в Крыму. 

— Поездка в Лондон — эта часть той адвокационной работы, которой я занимаюсь и по долгу службы, и по личным мотивам. Мир должен знать, что происходит сейчас в Крыму, что крымские татары — это коренной народ, что этот народ борется сейчас за украинский Крым, что наш народ вынужден выживать и быть мишенью для мести оккупантов.

Наша информационная стратегия направлена на три ключевые аудитории. Мы обращаемся к украинцам, которые остались в Крыму. Мы консолидируем общественное мнение Украины: в стране должны знать, что такое Крым сегодня. Каждый должен подумать, что он готов сделать для возвращения Крыма. И есть мировая аудитория — самая непростая. Те люди не живут нашей болью, не следят за событиями. Наша задача — постоянно напоминать, что Крым — это территория Украины, что в Украине никто не собирается торговать Крымом или пытаться торговаться за Крым в обмен на Донбасс. Лишний раз напоминать, во что превратили Крым во время изоляции, когда там невозможна работа международных правозащитных организаций.

Мир не готов отвоевывать Крым, но есть те, кто мог бы помогать активнее – замминистра информполитики Эмине Джапарова (1)
На конференции в Лондоне. Эмине Джапарова (справа)

Нашу поездку поддержал Эстонский институт прав человека, с этой организацией мы разработали "Стратегию публичной дипломатии крымскотатарского народа". Одним из спикеров был Тунне Келам — влиятельный депутат Европарламента, большой друг Украины и крымских татар. Его страна переживала российскую оккупацию, эстонцы точно знают, что это такое, Эстония за нас переживает и старается помочь. Месседжи Тунне Келама были таковы: нужно держать мир в тонусе, напоминая, что Россия — это агрессор, и без поддержки мирового сообщества крымский вопрос решить невозможно.

Главным публичным событием нашего пребывания в Лондоне стала дискуссия "Аннексированный Крым: Крымские татары и их борьба за свободу" в королевском институте международных отношений Chatham House. Chatham House — это одна из самых серьезных в мире платформ, где встречаются политические лидеры, дипломаты, журналисты, правозащитники.

Я говорила об истории нашего народа, мне было важно доказать слушателю, что крымские татары не могли поддерживать российскую оккупацию. У нас было несколько столетий истории, избавивших крымских татар от иллюзий относительно российского режима. Сначала была Екатерина ІІ, она в конце XVIII века аннексировала Крым, после чего треть населения покинула полуостров. Было целенаправленное уничтожение дворян, духовной и культурной элит, русификация. Затем коммунистическая Россия: Сталин обвинил крымских татар в сотрудничестве с гитлеровской Германией, и произошла депортация 1944 года — то, о чем пела Джамала на "Евровидении". Женщин, детей, стариков отправили в товарных вагонах в Среднюю Азию, от голода и антисанитарии погибло 46% высланных. 

Затем я рассказывала о событиях 2014-го, как крымские татары выходили тогда на массовые акции протеста. И сейчас мы продолжаем борьбу. Я напомнила слова Рефата Чубарова (главы Меджлиса крымскотатарского народа — ONLINE.UA), который год назад там же, в Chatham House, сказал: "Крымские татары — недостающий пазл в картине "счастливой российской действительности" в Крыму". За это нам сегодня мстят. 


И конечно фокусировались на современных событиях в Крыму, говорила об инструментах давления, которые использует Россия: доносы, преследования, по политическим мотивам открывают уголовные дела. Запрещают въезд на родину активистам, членам Меджлиса. Сам Меджлис, представительский орган нашего народа, объявлен в России экстремистской организацией. Это значит, что практически каждый крымский татарин может быть обвинен в связях с экстремистами, ведь так сложилась история, что весь народ участвовал в национальном движении, все каким-то образом связаны с Меджлисами или с нашим парламентом — Курултаем. 

Это и запугивание — сейчас девять украинцев сидят по обвинению в шпионаже. Все понимают, что каждый украинец, который въедет в Крым, может быть обвинен в том, что он — шпион. 


Те, кто остаются в Крыму и отстаивают точку зрения "Крым — это Украина", подвергаются преследованию: вот как Ильми Умеров и Николай Семена (Ильми Умеров — заместитель главы Меджлиса. ФСБ обвиняет Умерова в действиях, направленных на изменение территориальной целостности РФ; Николай Семена — украинский журналист, проживающий в Крыму. Против Семены возбуждено уголовное дело "за призывы к сепаратизму" из-за публикации статьи под названием "Блокада — необходимый первый шаг к освобождению Крыма", — ONLINE.UA). 

Мир не готов отвоевывать Крым, но есть те, кто мог бы помогать активнее – замминистра информполитики Эмине Джапарова (2)
Николай Семена

Весь мир считает Крым украинской территорией, а украинские граждане, живущие в Крыму, могут попасть за решетку за подобную позицию. 

Все это говорит о том, что в Крыму "безвоздушное пространство", там невозможно вольно дышать. 

Что мы предлагали делать? Да, мы понимаем, что мир не готов отвоевывать Крым. И Украина ограничена в своей юрисдикции на территории Крыма, там — оккупанты, которые, согласно международному праву несут ответственность за население. 

Мы действуем в дипломатических и политических рамках, настаиваем, чтобы в Крыму на постоянной основе работала международная мониторинговая миссия, чтобы ее участники длительное время могли находиться в Крыму, были допущены к жертвам репрессий, к семьям узников, к адвокатам — на них также сегодня оказывается большое давление. И тогда можно сложить объективную картину и представить ее мировому сообществу.

— Со стороны международных организаций были подобные попытки?

— С 2014 года были три подобные попытки. Первая — неформальная, когда представители Турецкой республики заехали в Крым и стали собирать информацию. Вторая — миссия комиссара Совета Европы Нильса Муйжниекса в сентябре 2014 года. Затем была миссия Совета Европы во главе со спецпредставителем Жераром Штудманом, посетившая Крым в январе прошлого года. 

Но здесь такие нюансы: эти миссии сопровождал по Крыму эскорт ФСБ. Конечно все понимают, что в таких условиях люди не станут высказываться откровенно, хотя бы потому, что существует уголовный кодекс РФ, и если ты публично заявляешь, что Крым — это Украина, то можешь сесть на пять лет в тюрьму. 

— Что конкретно вы предлагали международным организациям сделать для Крыма?

— Атмосфера страха мешает людям говорить, из-за этого наблюдателю трудно сложить объективную картину. Поэтому мы и настаиваем на постоянном международном мониторинге: он должен проводиться не на общественных началах, а быть официально признанным, чтобы отчеты пользовались авторитетом с точки зрения права. И мы понимаем, что ключевым является вопрос доверия: если миссия раз в год будет приезжать и уезжать, доверия не будет. Нужна именно постоянная миссия.

Еще в Chatham House прошла экспертная встреча на тему: "Как международное гражданское общество может поддержать крымских татар". Были представители известных международных правозащитных организаций: Minority Rights Group International, Amnesty International, Estonian Institute of Human Rights, Article 19, Syria Solidarity campaign. 


Говорили о создании платформы солидарности с крымскотатарским народом. Чтобы правозащитные организации мира могли получать свежую информацию о Крыме и оперативно на нее реагировать. 

Посольство Украины в Великобритании организовало встречи в Национальном секретариате по безопасности и Westminster foundation for democracy — самой мощной организации, которая занимается налаживанием межпарламентских связей Великобритании с другими странами. В Верховной Раде существует межфракционное объединение "Крым", в нем около двадцати депутатов, мы говорили о возможности приезда наших депутатов в Лондон, чтобы они могли выступить в английском парламенте. 

Во время нашего визита министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон планировал поездку в Москву. Мы просили о том, чтобы министр еще раз заявил позицию Великобритании, одной из самых влиятельных стран в мире, по крымскому вопросу, чтобы он настаивал, насколько необходим международный мониторинг, о котором я упомянула.

И еще мне вспоминается премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль: если бы он был при власти сейчас, позиция Великобритании была бы более жесткой. Символичным является то, что Черчилль был одним из архитекторов мира после Второй мировой войны. Эти положения фиксировались в Ялте, где встретились Черчилль, Сталин и Рузвельт, затем на Потсдамской конференции. Тогда и сложилась послевоенная система безопасности в мире — в этом велика роль Англии. 

Аннексия Россией Крыма — это в первую очередь пощечина этой системе. Великобритания могла бы нам помогать активнее — это было бы символично. 

— Эмине, у себя в Facebook вы вкратце упомянули о выступлении на той встрече английского профессора — он поддерживает присоединение Крыма к России. Расскажите подробнее, что это было?

— На этой дискуссии было примерно восемьдесят человек: журналисты, дипломаты, представители крымскотатарской диаспоры Великобритании — люди, понимающие суть проблемы.

Выступление профессора Кембриджского университета Нила Кента, автора книги "Крым. История" — удивило! Он задавал вопрос, который превратился в монолог — рассказал свою версию истории крымских татар. Это такая попытка переписать западную историю на советский манер. Кент говорил, что у России особенная связь с Крымом, в его голове крымские татары — это просто часть тюркского мира, а не нация, мы не можем заявлять, что мы — коренной народ Крыма. Просмотрела отзывы на его книгу. В своей книге профессор говорит, что Крым очень важен для формирования внутренней политической повестки Российской Федерации, важнее, чем имперская столица — Санкт-Петербург. 

Мир не готов отвоевывать Крым, но есть те, кто мог бы помогать активнее – замминистра информполитики Эмине Джапарова (3)
Митинг протеста в Санкт-Петербурге, посвященный трехлетию оккупации Крыма. 16 марта 2017 года

Его эмоциональная реакция выглядела преувеличенной — после того, как я начала отвечать, Кент сказал, что это "не академический уровень" (хотя формат Chatham House и не предполагает академических бесед), развернулся и вышел из зала. 

Ну и, к слову, презентовал Кент свою книгу — "Академический шедевр" — при поддержке "Россотрудничества" (Федеральное агентство по делам СНГ, россиян, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству, — ONLINE.UA). Видимо и за историческими консультациями он обращался в посольство РФ. 

Продолжение интервью в ближайшие дни ожидайте на ONLINE.UA

Источник: ONLINE.UA
-3
+11
РЕКЛАМА
Войти
facebook.com
Жмите «Нравится» и
читайте ONLINE.UA в Facebook
Спасибо, но больше не показывайте мне это окно!