Трансляция завершилась
МУЗЫКА.ONLINE.UA - группа Double Jack

Без давления МВФ в Украине проведена только одна реформа — Сергей Фурса

ONLINE.UA
  |  Экономика и бизнес   |   Читати українською
Без давления МВФ в Украине проведена только одна реформа — Сергей Фурса
Сергей Фурса

Сергей Фурса, аналитик финансового рынка, дал интервью в студии ONLINE.UA. Аналитик считает, что кредиты МВФ спасают Украину от катастрофы, что в Украине проходят системные реформы, что Валерия Гонтарева на посту главы Нацбанка Украины была на своем месте, за что ей и мстят сегодня олигархи.

— Сергей, мы уже почти три года слышим о реформах, которые проходят в Украине. По вашему мнению, в чем логика украинских реформ, если она есть?

— Безусловно, реформы есть и в них присутствует логика, в основном она продиктована Международным валютным фондом. Без давления МВФ проведена только одна реформа — децентрализация власти.

Остальные реформы продиктованы МВФ и направлены, в первую очередь, на макроэкономическую стабилизацию государства и на борьбу с коррупцией. Коррупция тормозит иностранные инвестиции и это не позволяет экономике расти. Инвесторы требуют соблюдения «святого права собственности», они знают, как заработать, а нуждаются только в гарантиях, что заработанное не отберут.

Из антикоррупционных мер можно выделить создание НАБУ — завершенной структуры с четко сформулированными заданиями. Сейчас НАБУ работает не так эффективно, как хотелось бы, этому мешает отсутствие судебной реформы. Дела из бюро отправляются в суды, а там мы сталкиваемся со стандартной украинской коррупционной проблемой.

Структурные реформы имеют долгосрочную стратегию и со временем проявляются результаты. Возьмем нефтегазовый сектор: идет рост экономики, активное инвестирование, бурение. Почему? Начинаем разбираться — это ЗАО «Укрнафтогазвидобування» очистили от коррупционных схем. Они стали и налогов больше платить, и дополнительно инвестировать в бурение.

Есть пласт реформ, направленных на макроэкономическую стабилизацию, прежде всего на сокращение дефицита бюджета – это стандартная тема МВФ.

А самая глубокая из завершенных реформ — это реформа банковского сектора: усиление регулирования, повышение прозрачности, надежности гарантий банков. Она стартовала еще летом 2014-го, была первой реформой, которая проводилась планомерно и главные результаты достигнуты именно здесь.

— На фоне разговоров о «достижениях в реформах» как-то дико звучат новости, об отношении к иностранным инвесторам. Вот вспомним, в конце прошлого года в Одесской области бульдозером сравняли одиннадцать гектаров виноградника, взятых в аренду французским предпринимателем. На каком уровне все это делается?

— На том уровне, где это делалось всегда: на уровне местных СБУшников, прокуроров, судей и местных царьков. Им плевать на инвестиционный климат, на престиж страны — они зарабатывают деньги, расценивают свои должности как плацдарм для заработка, они здесь «харчеваться должны», и начинают вести себя прилично, только когда получают сверху по голове.

Именно поэтому Минфин сейчас развивает службу финансовых расследований, чтобы препятствовать давлению на бизнес со стороны силовых структур, которое базируется на вседозволенности. Полиция и СБУ вообще должны быть лишены возможности приходить к предпринимателям и заниматься экономическими вопросами. СБУ должна ловить шпионов, а полиция — ловить карманников.

— Вы, говоря о цене за кредиты МВФ, недавно сказали: «Никаких ресурсов никто в обмен не получает. Кредиты идут в резервы НБУ. Там остаются. И потом из этих же резервов возвращаются в Фонд». Расскажите: что происходит с полученными кредитами, как ими распоряжаются?

— Традиционно деньги МВФ идут в резерв центральных банков стран, получивших кредитование. Бывают исключения, как в 2014 году, когда у Украины были бюджетные проблемы, вот тогда платили напрямую, но это было три года назад. Сейчас деньги заходят в резервы НБУ, кладутся на счет Национального банка Украины, по факту — деньги даже не покидают пределов США.

Эти резервы нужны для поддержания стабильности гривны, чтобы в случае колебаний на валютном рынке национальный банк мог провести интервенцию, то есть купить валюту для регулирования курса в интересах государства. И нужно понимать: вероятность колебаний напрямую зависят от величины ваших резервов.

Если резервы значительны, то никакие колебания вам не страшны, у участников рынка есть уверенность, что национальная валюта — стабильна. Если резервов нет, все понимают, что рынок — тонкий, стабильность — мнимая и тогда возможно расшатывание курса. Соответственно, резервы вам нужны, чтобы сглаживать волатильность (статистический финансовый показатель, характеризующий изменчивость цены, — ONLINE.UA).

— Доллар стоил восемь гривен на протяжении пяти лет. Считается, что при Януковиче его искусственно сдерживали в политических целях. Можно ли понимать это сдерживание так: тот, кто хочет сдержать курс, сам платит разницу?

— Доллар сдерживали с 2011 по 2014 год. С одной стороны просто зажималась ликвидность банковской системы, у экономики забирались ресурсы, чтобы деньги не шли на покупку валюты. И экономика тогда перестала расти, резервы упали с тридцати трех миллиардов долларов до восемнадцати миллиардов. Вот эта разница и есть цена стабильной гривни. Плюс катастрофически вырос внешний государственный долг, это приблизительно двадцать миллиардов долларов взятые у будущего. Когда вы тратите резервы или занимаете, вы берете у будущего — для поддержания мнимой стабильности в настоящем (общий государственный долг Украины вырос за три года с 1 января 2011 года по 1 января 2014 года на 18,789 млрд долларов, — ONLINE.UA).

— То есть, если сравнивать экономику при Порошенко и Януковиче, сейчас ситуация здоровее?

— Гораздо здоровее, просто фундаментальное отличие. Можно сколько угодно кричать о коррупции при Порошенко (и это будет правдой), но, достаточно посмотреть заседание правительства Азарова и сравнить с заседанием правительств Яценюка и Гройсмана, чтобы понять — это просто небо и земля. При Януковиче никто даже не пытался придерживаться установленных рамок, велась абсолютно бездарная экономическая политика: «Главное продержаться еще немного, месяц пережить — а там посмотрим!».

Читайте также: ЛНР и ДНР являются идеальной средой для Ахметова — эксперт Михаил Гончар

Считаю, начиная с 2014 года экономическая политика была правильной. Да, во многом она была продиктована требованиями МВФ, но это была адекватная здравая политика. Коррупция стала более заметной — о ней говорить стали больше. И этими правильными действиями отрезались кусочки коррупционного пирога. Площадь коррупции сужается. Огромный кусок коррупции ушел из газовой сферы — просто когда уровняли тарифы (на газ, отопление для бюджетных организаций и населения, — ONLINE.UA) и забрали арбитраж. Вычистили из банковской сферы «конверты» и «пылесосы». И чиновнику украсть сложнее, за ним будут бегать и кричать: «Ай-ай-ай!»

— События 2014 года ударили и по гривне, и по рублю — и откат был приблизительно одинаков. Но почему рубль сейчас растет?

— Укрепление рубля вызывает вопросы и у российских экономистов, потому что экономической подоплеки нет, рубль выглядит «перекупленным». Но во многом банковская сфера и политика регуляторов выглядит схожей и в России, и в Украине. В обеих странах идет очищение банковской сферы. Разница же была в том, что во время кризиса у главы нашего Нацбанка Гонтаревой не было резервов, а у Набиуллиной (главы Центробанка РФ, — ONLINE.UA) было порядка четырехсот миллиардов долларов.

Но, несмотря на это, в России случилась двухкратная девальвация рубля, а в Украине — трехкратная девальвация гривни. Была паника и с этими процессами ничего нельзя было сделать: «Все побежали в банк забирать деньги и я побежал!».

Почему в России сейчас укрепляется рубль? Во-первых в России всегда очень большой торговый профицит (превышение экспорта над импортом, — ONLINE.UA). Упали цены на нефть, но ужался сильно и импорт, торговый профицит сохранили — это дает поддержку рублю.

Плюс в последнее время российские корпорации активно выходят на международный рынок заимствований. Это компании и банки, не попавшие под действие санкций, тем не менее после кризиса им не позволяли работать в этом направлении, а примерно год назад россияне снова начали занимать, этот приток валюты в страну укрепляет рубль.

И в принципе, экономика России гораздо более продвинута, чем наша — инфраструктурно, системно, там намного больше денег и соответственно, она имеет больший запас прочности. Российская экономика по пути реформ прошла огромный путь. У них есть рынок земли, а в Украине — нет. В России более десяти лет назад разрешили продавать землю, что же — китайцы не пришли и всю землю не скупили. А инвестиции определенные пришли. И то, что сейчас у нас делается в финансовом секторе, было сделано в России много лет назад. При наличии огромного потока нефтедоллара Россия постепенно выстраивала инфраструктуру.

Читайте также: Деньги на отказ Украины от угля из зоны АТО давно собраны — эксперт

Нужно сказать, что экономический блок правительства России очень силен. Они смогли избежать всех тех ошибок которые сделала, например, Бразилия (Бразилия почти два года переживает экономический кризис, до недавнего времени Бразилия имела самый большой экономический потенциал среди латиноамериканских стран, — ONLINE.UA). Крайне важно было во время кризиса не сопротивляться: россияне отпустили рубль, позволили экономике сжаться, сжаться импорту.

Сергей Глазьев (советник президента РФ, отвечает за развитие евразийской интеграции в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства , — ONLINE.UA) хотел печатанием денег запустить процесс экономического роста, но эмиссию рубля не допустили, ее сдержал экономический блок правительства Российской федерации. Как нам, украинцам, не жаль, но в России не смотря на размах коррупции, очень сильно экономическое управление.

Окончание следует…

Беседовал Ярослав ГРЕБЕНЮК

Источник: ONLINE.UA
-5
+16
РЕКЛАМА
Войти
facebook.com
Жмите «Нравится» и
читайте ONLINE.UA в Facebook
Спасибо, но больше не показывайте мне это окно!