Без инвестиций Украина похожа на барона Мюнхгаузена – Сергей Фурса

ONLINE.UA
  |  Экономика и бизнес   |   Читати українською
Без инвестиций Украина похожа на барона Мюнхгаузена – Сергей Фурса
Фото: politeka.net

Публикуем вторую часть интервью Сергея Фурсы, аналитика финансового рынка. Среди прочего, Фурса рассказал ONLINE.UA о том, почему "ПриватБанк" был финансовой пирамидой, почему нужно национализировать большинство государственных предприятий, а также о том, как топ-менеджеры госпредприятий живут под постоянной охраной, опасаясь за свою жизнь.

Читайте первую часть интервью: Без давления МВФ в Украине проведена только одна реформа — Сергей Фурса

— Сергей, после новости об отставке главы НБУ, вы сказали, что "важно выразить поддержку Гонтаревой — она провела реформы, на которые многие не решились". К чему привели эти реформы? Скоро банки начнут давать ипотечные кредиты?

— При Гонтаревой убраны почти все банки-конверты, банки-зомби (банки, через которые отмывали незаконно полученные средства, — ONLINE.UA), 90% сферы очищено. И в принципе, банки готовы к кредитованию, думаю во второй половине этого года уже начнут.

Во многом сдерживает от кредитования отсутствие гарантий прав кредиторов. В Верховной Раде лежит проект закона о защите прав кредиторов, но, к сожалению, его не утверждают, ведь наши народные депутаты и есть те заемщики, которые не возвращают кредиты.

И вот, при наличии высокой ликвидности, банки не могут кредитовать, слишком высоки риски. Они вынуждены покупать государственные облигации и кредитовать «чайники», то есть заниматься потребительским кредитованием: там высокий процент и высокая оборачиваемость, риски просчитаны. А почему это плохо — это подстегивает импорт.

Читайте также: Ждем нового шанса: почему в Украине буксует общественная модернизация

Возможно, появятся кредиты на покупку автотранспорта. Ипотека будет еще не скоро, также будут проблемы с заемщиками — юридическими лицами. Возможно, летом-осенью банки начнут работать с госпредприятиями.

Что касается реформ — они всегда непопулярны, ведь для того, чтобы оздоровить систему и выиграть в перспективе, нужно принять решения, которые ударят сегодня по некоторым группам населения.

Возьмем рынок земли: мораторий на продажу земли сильно тормозит экономику Украины. Но от того, что отсутствует рынок, выигрывают, например, фермеры: они дешево берут в аренду землю. Значит ли это, что мы не должны проводить земельную реформу, ведь фермеры тогда проиграют? Нет, ведь система работает неправильно, а значит неэффективно.

Пример с закрытыми при Гонтаревой банками: понятно, что в этих банках работали люди, но они работали в неправильно функционирующих финансовых учреждениях ,и это всем нам стоило сумасшедших денег. Мы, налогоплательщики, за последние десять лет докапитализировали госбанки примерно на десять миллиардов долларов, просто подарили их — ведь система работала неправильно, был высок уровень коррупции.

И вот закрывается маленький банк, который занимался «конвертами», при этом увольняют кассира, который просто честно работал, а теперь стал безработным. Но его структура работала против экономики Украины, а закрытие банка пошло ей во благо.

На 2014 год многие структуры в Украине работали неправильно и их невозможно реформировать. Можно НАБУ построить с нуля, с нуля построить патрульную полицию, но если бы вы попробовали реформировать ГАИ, то ничего бы у вас не вышло: переставили бы местами тех же людей и все бы работало, как и раньше. А кто отказывается от старых схем, тот попадает под удар — поэтому и шли атаки на Валерию Гонтареву.

— "ПриватБанк" многие годы был залогом стабильности страны, высказывались мнения, что если рухнет Приват, то с ним вместе обрушится и финансовая система Украины. Расскажите, что вы думаете о работе банка, почему государству пришлось его забрать?

— "ПриватБанк" был "пылесосом" — огромным, инновационным, но пылесосом. Это была пирамида, которая позволяла выводить огромные средства из страны. Если коротко, то "пылесос" — это банк, который берет деньги у людей и направляет их на развитие своего бизнеса...

— Но ведь банки как раз и берут деньги у людей, чтобы направлять их дальше на развитие проекта?

— Верно, у банков нет своих денег, они принимают вклады у одних людей и кредитуют этими деньгами других, а вот в случае с «пылесосом» происходит не так. Банк берет деньги у людей, отдает их собственнику, а тот и не думает их возвращать, выводит, замещает средства новыми депозитами. Это — классическая пирамида. "ПриватБанк" был действительно очень удобным — и это помогало пирамиду выстраивать. Но рано или поздно все это должно было рухнуть. Выводились огромные средства, и пять миллиардов, о которых сейчас говорят (которые должны вернуть государству собственники "ПриватБанка", — ONLINE.UA)— они могут просто оказаться «вишенкой на торте».

Передача банка государству готовилась около года, о ней упоминали в меморандуме МВФ. Процессы прорабатывались. Операция по "ПриватБанку" проведена блестяще, можно только аплодировать, как это было сделано — ведь все прошло тихо, финансовая система Украины не получила удара.

Но осталось много вопросов. Это и возврат выведенных денег и такие нюансы: например, ІТ-система "ПриватБанка", которую все так хвалят, она же не принадлежит государству, она находится в интернет-облаке, принадлежащему бывшему менеджменту. Поэтому клиенты по прежнему зависимы от бывших владельцев, каким-то образом систему нужно выстраивать заново.

— Вы писали: «Украинские госкомпании – это национализация убытков и приватизация прибылей». Можно объяснить этот тезис на примерах?

— В стране есть множество государственных компаний. И люди, украинцы, считают, что вот эти заводы нельзя никому отдавать, что это народное достояние. Но эти предприятия работают в убыток. Почему? Потому что при госпредприятиях работают фирмы-прокладки, через которые выводятся средства, и деньги оседают в карманах «друзей власти». И кто же де факто владеет этими заводами? Очевидно, что не народ Украины, а эти чиновники и владеют.

Государство — в принципе неэффективный собственник, государство — это регулятор. Госбанки и госпредпрития нужно продать и они нормально будут работать.

У многих есть прививка от приватизации, аллергия, предубеждение — ведь приватизация в Украине всегда была кидаловом. Единственный пример, когда все произошло честно — это повторная приватизация «Криворожстали». Предприятие прекрасно работает, «АрселорМиттал» постоянно инвестирует, это образцово-показательный завод.

Читайте также: ЛНР и ДНР являются идеальной средой для Ахметова — эксперт Михаил Гончар

Очевидно, так нужно поступить и с другими предприятиями, но этому сопротивляются люди, их контролирующие. Где же они харчеваться будут? Пример с «Центрэнерго» (государственная компания, одна из крупнейших энергогенерирующих компаний Украины, — ONLINE.UA). Стоит очередь из зарубежных инвесторов, а компанию не продают. Что придумали: назначают продажу «Центрэнерго» на октябрь. Потом говорят: «Нет, нельзя, ведь впереди отопительный сезон, давайте в апреле продадим!» Потом приходит апрель, и торги переносят на октябрь — и так по кругу уже несколько лет. Через «фирмы-прокладки» получают прибыль, и не хотят от нее отказываться. Такие схемы множат коррупцию, которая поднимается все выше, в Верховную Раду.

И второе, Украине крайне важны иностранные инвестиции, без них страна похожа на барона Мюнхгаузена, который пытается за волосы вытянуть себя из болота. А это невозможно, законы физики так не работают. Но для того чтобы пришли инвесторы, нужен сигнал, ведь сейчас для них Украина — страна третьего мира, с которой никто не хочет работать. Чтобы инвесторы пришли, мы должны дать яркую вспышку позитива. Когда продали «Криворожсталь», у нас реально очередь стояла: «Покажите, что у вас еще есть?»

Если правильно продать сейчас пару предприятий, то появится заинтересованность. Потому что мы сейчас владеем локальным преимуществом: из-за девальвации гривни в Украине сейчас дешевая рабочая сила, что может нам сейчас помочь создавать рабочие места. А через десять лет этого преимущества уже может не быть, произойдет роботизация производства, роботы будут дешевле украинцев.

Пока этого не произошло, мы должны воспользоваться этом преимущество. Через десять лет никто не подумает здесь ничего строить, под Берлином в полях будут создавать производства, где роботы станут клепать нужную продукцию — это даже не заберет рабочие места у немцев, только у китайцев и украинцев.

— Что на ваш взгляд самое интересное, яркое из произшедшего в экономике после реформ?

— Реформы «Нафтогаза», «Укргазвидобування» — пример того, как захолустные государственные компании, тянущие вниз, вдруг превращаются в сверхприбыльные конторы, которые подтягивают экономику Украины. Это результат антикоррупционных реформ и реформ корпоративного управления. Это результат высоких зарплат топ-менеджмента, а ведь в Украине силен популизм: «Давайте не платить высокую зарплату!»

Глава «Укргазвидобування» Олег Прохоренко за неделю работы окупил свою зарплату на годы вперед (официальная зарплата Прохоренко — 398 000 гривен, — ONLINE.UA). Конечно, высокая зарплата менеджера — это не гарантия, что он не станет воровать, а вот на низкую зарплату никогда не придет тот, кто не будет воровать. Будет выбор только из коррупционеров, потому что за пять тысяч придет работать или идиот, или коррупционер. И еще непонятно, что хуже.

Прохоренко живет под Киевом под охраной «Альфы» — просто потому, что он делает такие вещи, за которые его могут убить. Понятно, что за это нужно платить большие деньги, даже переплачивать: кто готов отдать пару лет своей жизни, чтобы жить под охраной и никуда не выходить? Причем это же не активисты с улицы, это успешные люди, и их еще нужно убедить работать на государство.

— Что же такого сделал Прохоренко?

— Он просто убрал схемы: лицензии на совместную добычу полезных ископаемых, убрал фирмы-прокладки и стал продавать газ за реальную цену. Это ведь не сильно сложно, нужна только политическая воля.

Сейчас подобные процессы происходят в «Укрпочте», пришел нормальный руководитель и даже посылки стали вовремя приходить.

Так что повторюсь, нужно все приватизировать, кроме естественных монополий. Трудно сейчас приватизировать «Укрзализныцю», «Энергоатом», есть десять-двенадцать компаний, которые следует оставить.

Беседовал Ярослав ГРЕБЕНЮК

Источник: ONLINE.UA
-1
+14
РЕКЛАМА
Войти