«Маслов - Человек с большой буквы»

Спорт |
Виталий Хмельницкий

...И вновь возвращаемся в славные 1960-е, точнее, в их вторую половину, когда киевскому "Динамо" и близко не было равных на территории СССР. Три чемпионских титула, Кубок страны и два комплекта серебряных наград в течение пяти сезонов — о такой коллекции можно только мечтать. И ко всем этим достижениям причастен Виталий Хмельницкий, один из лучших левых крайних в истории советского футбола.

— Виталий Григорьевич, сильные игроки из других клубов, как известно, по-разному приходили в киевское "Динамо". А как было в вашем случае — вы, что называется, на крыльях летели в столицу или же вас затянули сюда на аркане?
- Да-а, интересный вопрос! Дело в том, что я повторил путь своего земляка, игравшего до меня в киевском "Динамо", — левого крайнего Виктора Фомина. Он, как и я, из Славянска Донецкой области, выступал за Жданов, потом — за "Шахтер" и, наконец, за "Динамо". Именно поэтому за киевлян я с детства болел. Телевидения у нас в то время еще не было, поэтому не пропускал радиорепортажи о матчах динамовцев, хотя, казалось бы,  "Шахтер" должен был быть роднее.
В 1961 году в составе команды класса "Б" "Металлург (Жданов) я приехал в Киев. Нам удалось попасть на матч "Динамо" (Киев) - "Кайрат" (Алма-Ата). Киевляне победили 5:1, и впечатление от игры, от атмосферы на стадионе было потрясающим. Особенно же поразил меня Лобановский, который, по-моему, в том поединке забил два мяча, один из которых пяткой (!). То есть обыгрывал соперников издевательски.
Вот так впервые в жизни я увидел футбол высокого уровня, и, конечно, киевское "Динамо" стало для меня как бы идолом, на которого я молился. Но, выступая за донецкий "Шахтер" в 1962-1964 годах, я попал к отличному тренеру — Олегу Александровичу Ошенкову. Он, видимо, увидел во мне перспективного футболиста и ставил меня, совсем еще молодого, в основной состав даже вопреки мнению опытных игроков команды.
Сейчас иногда ловлю себя на мысли: может быть, действительно партнеры были правы. Ведь коэффициент полезного действия у меня тогда был низок. Я слыл индивидуалистом, жадничал, держал мяч, пока его у меня не отберут. Со временем, правда, сумел перебороть себя и стал даже игроком молодежной сборной Украины. В 1964-м ездил с ней на матчи в Болгарию и Югославию, попал даже в список 33 лучших футболистов республики.
В конце того сезона существовал уже договор, согласно которому я должен был оказаться в ЦСКА (Москва). Но судьба распорядилась иначе. В начале 1965 года, отдыхая в Сочи, я встретился с Виктором Александровичем Масловым, и он пригласил меня в "Динамо" (Киев). Сказал, что в наступившем году киевляне первыми из советских команд будут участвовать в Кубке кубков. Я согласился на переход без раздумий, меня и уговаривать не надо было. Ну, и где-то в феврале прибыл в "Динамо".

— Как и в "Шахтере", старожилы клуба вас, наверное, не восприняли?
— Наоборот! Я ни разу не играл за дубль. Думаю, что и команда меня приняла сразу, и зритель. Я уже говорил: хороший тренер был Олег Александрович Ошенков, но теперь я попал к Человеку и Тренеру с большой буквы, в моем понимании — лучшему из наставников советских времен. Маслов был теоретик, практик, создатель системы 4 — 4 — 2, то есть играющий с четырьмя полузащитниками и двумя форвардами, которые занимали всю ширину поля и неустанно атаковали ворота соперника.
Киевское "Динамо" уже вовсю применяло эту схему, когда то же самое мы увидели в исполнении сборной Англии на чемпионате мира 1966 года. То есть великий Маслов опередил Альфреда Рамсея, наставника чемпионов мира! Более того, этот тактический вариант обыгрывался еще в 1965-м, когда мы играли в три форварда: Базилевич — справа, я — слева и Серебряников — чуть сзади, на позиции оттянутого нападающего. Маслов часто заставлял в конце матча Базилевича и меня сдвигаться к середине, а Серебряников при этом играл как четвертый полузащитник. Тогда, честно сказать, мы еще не понимали, насколько Маслов был гениален. И только через год признали, какие мы были глупые и какой Дед великий!

— Виталий Григорьевич, а как вы оцениваете конфликт между игроком Лобановским и тренером Масловым?
— В моем понимании конфликта как такового вообще не было. На дворе ведь был 1965 год, а не 1960-й или 1961-й, когда Валерий Лобановский действительно блистал на поле... Пришел Маслов, познакомился с коллективом и задумал создание новой команды, команды своей мечты, которая играла бы по новой схеме. Под нее он и подбирал исполнителей. И, видимо, Лобановский с Базилевичем тренеру не подходили. Не нашлось места в команде, кстати, и Виктору Каневскому, которому Дед предложил закончить карьеру игрока и стать одним из тренеров команды.
Кстати, Маслов некоторое время ставил Лобановского в "основу". Но, видимо, оставался неудовлетворенным его игрой, потому что вскоре перевел в дубль. Там Лобановский провел целый год, а в конце 1964-го перешел в одесский "Черноморец". Ну, а в Киеве на смену Лобановскому Дед уже готовил новых нападающих, в том числе и меня. В "Динамо" также пришел Пузач, на подходе были Бышовец, Поркуян.
В общем, шло создание новой команды, которая отвечала масловскому пониманию футбола. И не думаю, что у Виктора Александровича с Лобановским был серьезный конфликт, тем более что уже через год-два при встречах они явно были рады видеть друг друга. То же касается и Базилевича. Дед им всегда помогал, когда они впоследствии интересовались вопросами построения тренировочного процесса.
И еще одно. Такой человек, как Маслов, по своей природе не мог конфликтовать с подопечным или не любить его. Просто когда футболист не вписывался в игру его команды, Дед ему прямо говорил, что, мол, здесь мне нужны другие люди — более быстрые, более мощные, более "забивные", более выносливые...

- Наряду с его величием Маслов, говорят, еще и очень простым был по жизни?
- Да не то слово! Я еще раз повторю — Человек с большой буквы. Он мог быть в разное время для тебя тренером, диктатором, учителем, другом. У нас, игроков, были с ним и застолья после матчей. Маслов — неповторимый. Я больше таких тренеров в футболе не встречал.

- Тем более странно, что такого наставника уволили из "Динамо"...
- Отставка Маслова была кем-то подстроена. Мы приехали на игру в Москву, осень уже была на дворе. Нас собрали за несколько часов до матча, и тогдашний зампредседателя Спорткомитета Украины Мизяк объявил, что Маслов уходит... на пенсию. Но это было вранье. Потому что потом Дед работал в Москве с "Торпедо", в Ереване с "Араратом". Мы с ним впоследствии встречались — ну как родные, близкие люди!

— Когда тренер уходит, одни игроки, которые в "основу" не попадали, наверное, радуются, другие огорчаются. Как было в тот момент в "Динамо"?
 — Может быть, и так, как вы говорите. Но, думаю, что об уходе Маслова жалели все. А вообще, команда тогда непростой период переживала. В 1970 году часть игроков уже завершала карьеру. Опытные мастера, возвратившиеся после чемпионата мира в Мексике, в том числе я, Серебряников, Пузач, выходили на поле периодически. В итоге получилось, что коллектив остался, так сказать, без стержня, без того мощного кулака, что сформировался при Маслове.


Алексей ЛЕНСКИЙ, газета "Киевские Ведомости"

Источник: СПОРТ.com.ua Теги:
Loading...