Игорный бизнес: стандарты европейские или российские?

  |  Экономика и бизнес

За это время в украинском парламенте сменился уже третий созыв депутатов. Все это время государство продолжает терять деньги, ибо сверхприбыли рынка азартных игр идут не в бюджет, а в карманы разнокалиберных дельцов. Остановить этот процесс помогло бы принятие современного законопроекта о регулировании рынка азартных игр, который установил бы четкие правила, а главное, жесткие требования к организаторам этого бизнеса. Именно об этом говорилось на слушаниях на тему "Пути законодательного регулирования вопросов по организации и проведению азартных игр в Украине", состоявшихся в конце марта в парламентском комитете по вопросам промышленной и регуляторной политики и предпринимательства. По итогам слушаний председатель комитета, нардеп Наталья Королевская (фракция Блока Юлии Тимошенко) и внесла на обсуждение ВР проект постановления №2439 об общепарламентском обсуждении этой животрепещущей темы. Слушания состоятся в ноябре. Европейский опыт На комитетских слушаниях европейские эксперты, в частности, предложили Украине ориентироваться на общемировую тенденцию, которая предусматривает увеличение стоимости лицензии для операторов рынка азартных игр. По их словам, это приводит к укрупнению отрасли, что упрощает контроль за ней со стороны государства и общественности. Один из выступавших, журналист Financial Times Эндрю Джелентли, считает, что регуляторный режим, обеспечивающий прозрачное лицензирование, помогает привлекать серьезных инвесторов для того, чтобы они делали бизнес в этой стране. "Лицензирование игорного бизнеса может быть прибыльным для государства. Например, Италия в прошлом году получила 5 млрд. евро, что составило около 6% ВВП", — утверждает Джелентли. В то же время он отметил, что Европа не пошла по пути создания зон для игорного бизнеса, так как это приводит только к потерям бюджета и увеличению количества нелегальных заведений. Аналитик британского аналитического агентства Gaming Compliance Лаури Корпи заявил, что общеевропейской тенденцией является ужесточение требований к игорным заведениям. По его мнению, здесь наиболее показателен пример Эстонии, которая приняла самый современный в Евросоюзе закон по азартным играм и, в частности, увеличила стоимость лицензии со 120 тыс. до 1 млн. евро. Кроме того, этим законом повышены требования к минимальному количеству оборудования и ужесточены нормы по соблюдению безопасности посетителей. "В Эстонии понимают, что это приведет к закрытию многих маленьких казино, — отметил Лаури Корпи, — однако сознательно идут на такой шаг, направленный на защиту потребителей". Председатель Европейской игорной ассоциации Бэпи Моттес выразил уверенность, что важно не только поддерживать занятость населения в игорном бизнесе (что создает стабильную базу для налогообложения), но и осознавать, что эта отрасль создает дополнительные рабочие места в других сферах сервиса. Особый русский путь В то же время Украина имеет возможность оценить и российский опыт регулирования игорного бизнеса. Там, как обычно, пошли другим путем. 3 октября 2006 года тогдашний президент РФ Владимир Путин внес в Госдуму проект закона "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр". Закон установил значительные финансовые требования к организаторам азартных игр: чистые активы — 24 млн. долл., технологический процент выигрыша автоматов — не ниже 90% и т.д. Но главное законодательное новшество — игорные заведения могут размещаться только в четырех игровых зонах. А именно — в Калининградской области, Республике Алтай, Приморском крае и на границе Ростовской области и Краснодарского края. Когда вырисовался окончательный список "русских лас-вегасов", начались протесты местных жителей, которые боятся наплыва криминальных элементов. Во всех четырех регионах сейчас активно идет сбор подписей, а в местных органах самоуправления рассматривают законопроекты об отмене данного решения. Не в восторге и сами операторы азартного бизнеса: одно дело, когда игорные заведения размещены в Москве и Петербурге, и другое, когда потенциальному клиенту нужно ехать через полстраны, чтобы развлечься в казино. Не факт, что доедет... Тем не менее авторы нескольких украинских законопроектов пошли по "зональному" пути и предлагают вынести игровые автоматы за пределы Киева. Кто-то предлагает слепо скопировать российский пример и сделать четыре игровые зоны подальше в регионах. А кто-то настроен менее радикально, предлагая оставить игровые автоматы в Киевской области, то есть там, где можно выгодно продать под это землю. Похоже, наступать на чужие грабли — неискоренимая наша черта... Неизбежное зло Опыт многих стран показал, что резкие ограничения игорного бизнеса или полный его запрет не влекут за собой его исчезновение. Например, в Китае игорный бизнес находится под полным запретом. Единственная игровая территория там — это Макао, о чем любят напоминать апологеты игровых зон. Тем не менее, по различным данным, в Поднебесной функционирует более миллиона нелегальных игровых автоматов, которые полностью контролируются китайской организованной преступностью. Несмотря на огромный штраф и трехлетний тюремный срок за организацию подпольных игорных заведений, только в провинции Гуандунь, по оценкам экспертов, работает порядка 300 подпольных казино и около 500 тыс. подпольных игровых автоматов. Ежегодно китайцы оставляют в зарубежных игорных заведениях около 600 млрд. юаней. В Турции действует запрет на игорный бизнес, однако, по различным оценкам экспертов, на территории страны функционирует от 1000 до 3000 подпольных казино. В Саудовской Аравии — стране с самыми жесткими исламскими ограничениями на азартные игры (кроме конных скачек) — регулярно появляются сообщения о рейдах полиции в подпольные игорные заведения. Кстати, одним из распространенных мифов игрового зонирования является утверждение, что весь игорный бизнес США сосредоточен исключительно в Лас-Вегасе. Миф: на самом деле он разрешен в 36 штатах во всевозможных формах в тысячах заведений. США занимает второе место в мире по количеству установленных игровых автоматов. Всего же на эту страну приходится 37% всего мирового оборота игорного бизнеса, который, по оценкам консалтинговой компании GBGC, составил в 2007 году 74 млрд. долл. (прогноз на 2012 год — 89 млрд. долл.). Еще 42% оборота игорного бизнеса сосредоточено в Азиатско-Тихоокеанском регионе и лишь 19% — в Европе... Американские операторы игорного бизнеса — одни из самых крупных в мире. Среди них такие, как Harrah’s (оборот — 27,8 млрд. долл.), MGM Mirage (24,3 млрд. долл.) и другие. Сегодня в связи с насыщением американского рынка эти компании проводят активную политику слияний и поглощений, направленную на экспансию на рынки Великобритании, Шотландии, Макао, Австралии и др. Укрупняйся или проиграешь!

Украина — страна со сравнительно ненасыщенным рынком азартных игр. По официальной информации Департамента мониторинга администрирования платежей Министерства финансов Украины, по состоянию на 1 марта 2008 года количество игровых автоматов составляет 102244 шт. Таким образом, на каждую тысячу украинцев приходится примерно 2,2 игрового автомата. По неофициальным данным, их вдвое больше, однако даже с учетом этой поправки по количеству игровых автоматов на душу населения Украина значительно уступает большинству европейских стран: например, Венгрии — в 1,5 раза, Чехии — в два, Испании — более чем в три раза. Больше, чем в Украине, игровых автоматов на душу населения в таких странах, как Италия, Германия, Голландия, Чехия, Латвия, Австралия и др. Поэтому не исключено, что наша страна станет одним из направлений экспансии крупных транснациональных концернов. Что тогда? Вряд ли сильно фрагментированный украинский игорный бизнес сможет устоять в момент столкновения лицом к лицу с гигантскими игорными корпорациями, обладающими огромными финансовыми возможностями и большим опытом на рынке. С момента начала заинтересованности американских компаний внешними рынками украинский игорный бизнес вынужден принять конкурентное будущее. Уже очевидно, что давление глобализации будет очень высоким в игорной индустрии. И возможности для развития тут две: создание маркетинговых "ниш" или конкуренция на глобальном уровне. Украинские операторы не имеют ни опыта, ни финансовых ресурсов для конкуренции. В этом случае государственной стратегией является стимулирование укрупнения игорного бизнеса, что повысит его конкурентоспособность и создаст условия для создания альянсов с глобальными игроками в будущем. И от наших доблестных депутатов зависит то законодательное поле, которое будет этой стратегии способствовать. Или мешать...

Источник: finance.ua
РЕКЛАМА
Войти