Лента новостей

У Путина есть иллюзия, которая его погубит, а России не избежать войны - Айдер Муждабаев

Мир | Читати новину українською
У Путина есть иллюзия, которая его погубит, а России не избежать войны - Айдер Муждабаев Айдер Муждабаев (фото Радио Свобода)
Новым гостем интернет-шоу "Double Ять" с ведущим Александром Лирчуком на ONLINE.UA стал Айдер Муждабаев - заместитель генерального директора крымскотатарского телеканала "ATR", известный журналист, переехавший в Украину из России.

О "Крымнаше", параллелях между гитлеровской Германией и современной Россией, войне, которая неизбежна для нынешней РФ, и том, что погубит Владимира Путина, Айдер Муждабаев рассказал в студии ONLINE.UA.

— В последнее время, после всем известных событий 2014 года, мы наблюдаем в Киеве создание мощной российской диаспоры — журналисты, айтишники. На твой взгляд, эти люди влияют на украинскую журналистскую профессиональную среду?

— Мы не сможем в целом оценивать, потому что я сам по себе приехал, и меня нельзя называть какой-то "волной". Я просто принял решение и приехал, потому что я считаю, что будущее крымских татар решается в Украине и в Европе, а надо думать о будущем. Бороться, чтобы наш народ сохранился в Украине, в объединенной Европе. Потому что я год после аннексии Крыма пытался что-то говорить, писать, делать в России, но это невозможно. Мы видели на примере российских СМИ, что там происходит с общественным мнением. Там ни на что влиять нельзя, там просто асфальтовый каток, который катится не быстро, по ощущениям россиян, но, на мой взгляд, достаточно быстро, и он давит все. Там нет ни общественного мнения, ни влияния общества на власть. Там, в общем, беспросветная ситуация, и, чтобы самому не деградировать и не стать частью этого всего, я уехал (в 2015 году, — ONLINE.UA).

Но главное было, конечно, то, что канал "ATR" переехал из Крыма, где его закрыли в 2015 году. Они (представители оккупационных "властей", — ONLINE.UA) дали доработать по старой украинской лицензии, и когда нужно было ее продлевать — просто не дали лицензию. И от кремлёвского решения человек 200 остались без работы, и это — элита крымскотатарского народа. Я тогда в Москве работал, пытался там бороться, помогать. Я всегда дружил с "ATR", но стало понятно, что работы крымскотатарскому независимому телеканалу они там не дадут, что их требование — это русский флаг и строить пропаганду. А там никто строиться не хотел — часть журналистов переехала, и "ATR" возобновил вещание здесь. Собственно, за месяц до возобновления вещания я переехал из Москвы сюда.

— Ты работал в "Московском комсомольце" до отъезда, ты там себя комфортно чувствовал?

- До того момента, когда Путин с экрана телевизора объявил о "присоединении", как он это называет, Крыма (аннексия Крыма, напомним, произошла в марте 2014 года, — ONLINE.UA), все было нормально, даже очень нормально. Но после этого все российское общество сломалось, в том числе редакция газеты, в которой я проработал два десятка лет. Люди как будто получили дозу наркотика, стали перед телевизором, я это много раз рассказывал, и хлопали Путину. Я прошел в тот момент мимо них и сказал: "Вы что, с ума сошли?"

Все в жизни повторяется, и ничего нового нет. Я читал книги по истории становления Третьего Рейха в Германии — там тоже была демократия, Гинденбург, потом выборы, потом народ выбрал популиста. Потом этот самый популист под себя подмял общество, появилась идеология, потом в мозгах людей, интеллигенции, начали происходить необратимые процессы.

— Ты предвидел такие события, будучи гражданином России? Ты мог себе представить в 2013 году, что такое может быть?

- Нет, конечно, этого никто не мог представить.

— То есть, предпосылок негативных не было?

- Ну, были, конечно, но что люди перестанут со мной здороваться и сидеть за одним столом — трудно к этому быть готовым. Я всегда надеюсь на лучшее, что человек в скотину не превращается моментально, но так получилось. А для общества, конечно, предпосылки были. Потому что, я считаю, все, что сейчас происходит, в том числе российско-украинская война — это все началось с чеченских войн. Вот тогда все началось, и были первые успехи на пути превращения какой-то общности людей во врага, создание образа врага, потом цензура, потом мобилизация общественности вокруг врага. В Чечне это был первый такой фактор, а дальше уже можно вспоминать про теракты.

— Ну, это же такое имперско-советское наследие невытравленное?

— Ни в ком из нас оно не вытравлено до конца, потому что мы все из Советского Союза.

Но Гитлер тоже... Немцы — цивилизованная нация, великая философия, наука, музыка и все такое — и за несколько лет превратить их в зигующую толпу казалось невозможным. В каждом человеке есть дрожжи этого коллективизма, необходимости слиться с толпой. И тут важно выстроить систему страха — чтобы люди, боясь, начали прибиваться к большинству.

— Сбиваться в стаи?

- Видели такое неприятное для нежных людей зрелище, когда собаку натравливают на медведя? Это медвежата обычные, их берут у матери, убивают медведицу. Рядом находятся медвежата, и на них натравливают собак. Собака в обычном состоянии не набросится ни на медведя, ни на медвежонка — ей бы миску и хозяину руки полизать. Специально натравливают собак на запах, конкретно на медведя, и когда собака видит медведя, она на него бросается.

Вот и россиян притравили. Им сначала дали понять, что они победили Чечню, причем намеренно отодвигались зверские методы на второй план. Это как с Сирией сейчас — в открытую говорят, что это тир и учения, а сколько там людей погибнет, не имеет значения. Тогда это было еще не так, но, тем не менее, шло создание образа врага, расчеловечивание жертвы — "это враг, его можно уничтожать, это фашист" — риторика меняется, а смысл остаётся. Смешно, но неделю даже Болгария побыла врагом в российских СМИ (из-за отказа от участия в строительстве российского газопровода "Южный поток", — ONLINE.UA). Была неделя истерики против Болгарии, что там "православные братья предали". Но русского человека тяжело заставить убить украинца, это в его голове, несмотря на любую имперскость, не укладывается.

— Но это же уже было.

- Нет, никогда не убивали украинцев.

— Убивали "бандеровцев".

— Убивали "бандеровцев", убивали "фашистов", националистов. Чтобы убить человека, нужно его назвать врагом, чтобы немецкий народ провожал евреев в печь, нужно было их расчеловечить: нужно было их назвать крысами, тараканами. Кстати, в немецких СМИ до сих пор запрещено сравнивать людей с животными, именно из-за того, что тогда началось. Это именно метод расчеловечивания, когда человека называют собакой — "смерть бешеным псам". Жертва перестает быть для тебя человеком, равным, и ты можешь ее убить. Здесь — то же самое. Украинцы перестали быть людьми, они были названы "бандеровцами", "фашистами", "нацистами", и их можно и нужно убивать. При этом в России к любому подойди — большинство признается в любви к украинцам. Потому что "украинцы хорошие, они же наши братья", но все "бандеровцы" плохие. То есть любой украинец, который не считает, что Россия — старший брат и не поклоняется ей, автоматически становится "бандеровцем", подлежит унижению, уничтожению и так далее.

— Но даже если братья — то только младшие.

— Это точно. Потому что Россия в целом ментально расистская страна. Это не вульгарный расизм "я увидел чернокожего и назову его обезьяной". Хотя в ментальность российской общности вшито превосходство. Это то, на чем Гитлер сыграл: придумал "арийскую расу", и вдруг им показалось, что все — муравьи, которых можно давить, унижать, уничтожать и так далее. В российской ментальности во многих людях это до сих пор живет... На мой взгляд, самое здоровое российское общество — это простые люди, которых мы не видим и не слышим, а наиболее сумасшедшие, оголтелые, презирающие других — это как раз образованное общество, как это ни странно звучит.

У Путина есть иллюзия, которая его погубит, а России не избежать войны - Айдер Муждабаев (1)

Айдер Муждабаев. Фото: Facebook

— Для того, чтобы по-настоящему ненавидеть, нужно быть интеллектуально образованным человеком?

- Там есть профессиональные натравливальщики людей. Но в целом, даже если вы долго сидите с россиянином, даже с либерально настроенным россиянином, где-нибудь на втором часу он, все равно, расслабившись, похлопает по плечу и спросит: "Хохлы, ну че вы там? Украинцы, ну че вы там? Ну, все равно же Киевская Русь — это мы. Да ладно вам, какие вы там европейцы".

Также часто встречается среди российской интеллигенции преставление об украинцах как о хуторянах, хохлах, если совсем грубо. Ну, такие они "салоеды", конечно, хорошие. Про грузин думают то же самое — поют, танцуют, пьют вино. А прибалты — просто какие-то враги, "лесные братья", и они просто ненавидят русских. А белорусы — это "погладь по голове", "бульба", и про Беларусь, если вы спросите, вам больше никто ничего не скажет. А молдаване — это не с большой историей народ, это просто плитку кладут. Узбеки — это просто люди, которые обслуживают.

Русские либералы даже пишут в Facebook "у меня два узбека", или "у меня два украинца", или "я иду по улице, и мой дворник-таджик". Понимаете? Они этого не замечают, но, на самом деле, это настолько не европейская штука...

- Ты замечал это раньше?

— Я всегда это замечал, никогда не мирился. Я всегда защищал узбеков, большую часть времени, способностей и эмоций тратил на то, чтобы бороться с ксенофобией против грузин, против евреев. В Москве это узбеки, таджики как их называют, "черные".

И, конечно, пиком были выборы мэра Москвы 2012 года, когда вроде бы от оппозиции участвовал националист, убеждённый и открытый расист Алексей Навальный, который является олицетворением того, о чем я говорил. Он — расист, это даже не ксенофобия. Я его уважаю как человека, который своих взглядов не скрывает, он и к Украине относится как ко вторичной стране, у него это несколько раз проскакивало публично.

Но вообще большинство москвичей — это хорошие люди. Я люблю Москву, я прожил там достаточно много лет, я ее знаю, может быть, даже лучше некоторых коренных москвичей. Москва — неплохой город, рейх там строится, но это пройдет. Москва останется людям, и там очень много хороших людей, но тренды заданы такие.

Когда эти выборы были, якобы "альтернативные", это было посмешищем и издевательством над людьми. У всех кандидатов до единого в их программах были ксенофобские лозунги "мы уберем приезжих, они нам надоели". Это писали и говорили люди, которым весь быт и комфортную жизнь создавали эти самые "черные", которых они так презирают.

Это люди, ремонт которым делали те самые украинцы, которых обслуживают в магазинах тихие, безропотные, воспитанные люди из Средней Азии. К ним почему-то это расистское чувство превосходства применяется в разных формах... Где-то в салонном пренебрежении и снобизме, как российская интеллигенция, а где-то в открытую — "иди сюда, черный", "учи язык", "чего ты говоришь с акцентом". Все это варилось, в один момент докипело и через край полилось. Это было управляемо, уровень огня под этой кастрюлей регулировался властями.

— Навальный, как ты говоришь, для России может быть худшим вариантом, чем Путин?

- Если бы он пришел к власти? Конечно. Потому что Путин, по крайней мере, не расист: он имперец, он шовинист, он, конечно, мечтает подавлять крымских татар — для империи это народ вообще чуждый, его изгоняли и уничтожали. Но в бытовом плане он не расист, там расистов хватает, но он не расист сам. А Навальный — убежденный, открытый и истинный расист, "справжній", как по-украински говорится. Таким людям власть нельзя давать никогда, это человек, который имеет полностью тоталитарный режим мышления. Он же ни с кем в жизни не объединится, у него никогда не будет партнеров, только младшие.

— Вы с ним лично знакомы?

— Нет, мы два раза по телефону говорили. Но даже эти разговоры по телефону — он относится к журналистам как к персоналу, он "звезда", а журналист должен за ним бегать... Ну, естественно, никто не бегал, но замашки такие есть. И этот вождизм ему нравится, но не буду говорить, какую роль играет Навальный в российской политике, пусть там сами разбираются, мне все равно.

Но в целом эта российская реальность, которая искривляется с каждым днем, напоминает массовый психоз. Начиная с катастрофы с самолетом в Черном море (падением российского Ту-154, — ONLINE.UA), это ускорилось. Сейчас мы видим, как российское общество все безумней, агрессивней по отношению к украинцам. Причем каждый раз новая порция такой либеральной интеллигенции говорит: "Вот в этом власть частично права", "в этом решении есть разумное зерно", "а почему украинцы не такие, почему они нам не сострадают?"

Причем я не считаю, что эти люди такие дураки. Бой внутри страны проигран, и есть два варианта: либо уезжать, как я или другие общественные деятели уезжают в Украину либо другие страны, или оставаться и как-то жить. Чтобы как-то с этим жить, нужно присягнуть, а самые "прозорливые" присягнули еще в 2014 году на теме с Крымом. Известный публицист Александр Минкин, он со мной в одной газете работал, сразу присягнул и написал "Крым наш". Это как пропуск — потом ты уже свой, можешь ругать, хвалить, но ты уже свой, ты в нашем лагере, это такая "оппозиция ее величества".

Сейчас принято совершенно безумное решение по передаче Исаакиевского собора, жемчужины России и Санкт-Петербурга, православной церкви — чтобы церковь деньги оттуда снимала и мешала и музейным работникам, и туристам, и кому угодно.

Уже после того, как научились правильно страдать, теперь нужно правильно разделять позицию власти — "не все так однозначно", "в этом решении есть разум". Оппозиционные люди уже маркируют себя как люди, которые являются "конструктивной" оппозицией — "мы, как бы, не за власть, ни в коем случае, но мы будем это обсуждать".

— То есть, реальной оппозиции в России нет?

— Реальная оппозиция — это Гарри Каспаров. Про него что угодно можно говорить, что он нарцисс, одиночка, самовлюблённый гений, я разные эпитеты в его адрес слышал, но, по крайней мере, все, что он говорит, является правдой. Есть еще много людей, которые в России живут, как Аркадий Бабченко — совершенно отважный герой, человек, которому памятники надо ставить в РФ, когда это все пройдет, потому что колоссально смелый человек.

Есть еще такие люди, но их будет все меньше. Был такой момент в истории Германии — то ли 1940-й, то ли 1939-й — в определенный момент гестапо перестало работать. Немцы же такие люди, что не могут просто так взять и расстрелять этнических, чисто расовых немцев в тюрьме. Нужен повод, они какие-то бумаги заполняли, и наступил момент, когда некого было сажать, когда все в той или иной мере были согласны. И вот мне кажется, что Россия близка к этому моменту, когда все либо согласны, либо не согласны и посажены уже.

— Чем это все закончится?

— Берем Третий Рейх — все по кальке, там ничего нового нет. Это перестройка журналистов, это встраивание системы, это эмиграция одних и коллаборационизм других. Там ничего нового нет, это азбука.

— Мы идем к войне?

— Войны не миновать, вопрос только в форме войны: будет война экономическая, в которой Россия потерпит поражение, или будет горячая, или это будет локальная, где Россия понесет утраты, которые не оставят власти внутри страны легитимности, как это было с Афганистаном.

У Путина есть иллюзия, которая его погубит, а России не избежать войны - Айдер Муждабаев (2)

Путина может погубить его же эйфория. Фото пресс-службы Кремля из оккупированного Крыма

Это как часть распада СССР, это могут быть какие-то элементы распада, какая-то цепь событий может быть, которая просто десакрализует Путина в глазах у россиян. В один прекрасный момент в 1991 году вышла кучка людей в России, и никто не стал защищать эту власть. Это может быть и так, может быть и худший вариант, может быть все вплоть до ядерной войны — ничего исключать нельзя.

Российская власть очень сильная, шовинистически настроена и, в действительности, многие люди в российской власти, включая, понятно, президента России, считают, что на них лежит какая-то миссия, что они действительно должны мир под Россию подстроить. Пока у них получается, но это такая иллюзия, которая тоже охватывала Гитлера и Муссолини. Оказалось, что это эйфория. У Сталина был заголовок "Головокружение от успехов". Я думаю, это их и погубит, потому что они будут совершать все больше глупостей.

Читайте также: Если Путина сменит Мутин, ничего не изменится, в России нас решили ликвидировать — художник Петр Павленский

Вообще, мир растерян, конечно, мир не ожидал увидеть такой вот шовинистический имперский новый рейх, который хочет новых чужих территорий, влияния и так далее.

Продолжение следует...

Источник: ONLINE.UA
Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Loading...