Путин может сорваться с цепи, но Украину разваливают и без него - боец АТО

ONLINE.UA
  |  Проиcшествия   |   Читати українською
Путин может сорваться с цепи, но Украину разваливают и без него - боец АТО
Фото пресс-службы Кремля
О том, насколько война на Донбассе зависит от Владимира Путина, проблемах, которые страшнее, чем Кремль, "гнилых" политиках, расколе в обществе и том, почему Украина все равно победит, во второй части интервью ONLINE.UA рассказал Глеб Бабич — поэт и блогер, боец Вооруженных сил Украины, воюющий в зоне АТО с 2014 года.


ОБ "УСТАЛОСТИ ОТ ВОЙНЫ"

Все эти разговоры — устали, не устали — это все условно. На самом деле, никто ведь уставать и не собирался. Многие, начиная с Майдана, с первых дней войны, думали: вот мы чуть-чуть поднапряжемся — и заживем! Но война — это охрененно долгая и тяжелая работа. Особенно такая война, как эта. Точно так же как строить общество куда тяжелее, чем орать об этом. Поэтому многие чуть-чуть позанимались — честно позанимались, каждый своим — а потом раз, и сдулись.

У меня есть такой пример: надо донести тяжелый чемодан без ручки из точки А в точку Б. И вот несут три человека три чемодана. Один нес-нес, а потом: тяжело, все, не могу — поставил и не донес. Сколько ему оставалось нести — квартал, два, половину пути — не важно. Он его не донес.


А потом он приходит и говорит: "Ребята, ну, я же нес!" А не считается. Ты мог его вообще не нести. Смысл этот чемодан нести был только тогда, если ты его допрешь до конца. Если ты его бросил на любом этапе, нес и не донес — не считается. Значит, не нес. 

Точно так же — со всеми, кто ввязывался в любую другую работу: в войну, в какие-либо реформы, изменения. Это имеет смысл только в том случае, если ты получил результат.

Путин может сорваться с цепи, но Украину разваливают и без него - боец АТО (1)

Украинские военные на Донбассе. Фото Лилии Рагуцкой

Да, общество у нас устало от войны, устало от того, от другого... Почему устало? Наверное, работать по-серьезному не было готово. Точнее, основная его часть не была готова. 

И мы до сих пор не избавились от любимого слова "дай!" Нигде. Ни в армии, ни в гражданской жизни. Волонтерство — абсолютно правильное, святое, пассионарное движение. И относиться к этому нужно соответственно. А не как к неисчерпаемому источнику падающих с неба благ. Это расслабляет и развращает.

Или ситуация с другой стороны. Заходят на один из полигонов в разное (или одно) время два подразделения. Оба попадают в откровенно дерьмовую ситуацию. Понятно, что людей, отвечающих за полигон, надо заставлять делать то, что они должны делать. Добиваться улучшения ситуации. Понятно, что поднимаются крики о "зраде". Но! Для одних эта ситуация как была изначально катастрофой, так и осталась. А вторые, параллельно с тем, что они пытались эти вопросы решить, еще и организовали свой лагерь, устроили быт, залатали палатки. Потому что зрада зрадой, а им надо выживать.

Два разных подхода, как в этом примере — они ведь везде есть. Везде!

О ДЕЛЕНИИ И ТОМ, КАК МЕРЯЮТСЯ ЗАСЛУГАМИ

Сейчас начинается деление. Раньше оно происходило между волонтерами. Сейчас начинается и между воевавшими.

После того, как ушла последняя волна мобилизованных, и в АТО остались лишь контрактники, начинаются разговоры вроде "а где вы все были, когда я воевал в первой (второй, третьей и так далее) волне мобилизации?". Это говорят даже представители шестой волны. 

Например, я, как представитель третьей волны, свысока так, спрашиваю у тех, кто пришел позже: "А где вы были, когда мы в 2014-15 годах были в крутых п*здорезах? Война тогда другой была?.." Но мне, такому борзому, тут же первая и вторая волны скажут: "А ты где был в те самые острые первые три месяца, когда мы выгребали? Когда мы шли, освобождали сначала всех — а потом шарахнул Иловайск, потому что никто не ожидал, что войдут российские войска. И мы это все пережили, пока вы пришли". И все.

В принципе, у нас претензии каждый может друг другу предъявить. И, если разобраться, эти претензии будут обоснованными. И мы в последнее время только этим и занимаемся: ищем, как бы покрасивше и поправильнее предъявить друг другу, подчеркнув этим свою исключительность, правильность, незаменимость, важность того, что сделал — и так далее, и так далее, и так далее...

Однако каждый из нас кладет свой камешек в общую стену. И те, кто был раньше, и те, кто пришел сейчас. Вот мы были в первой-шестой волнах. И ушли. Большинство из нас не осталось. И на это были веские причины — это жизнь. Но кто-то должен держать фронт? На наше место пришли они — те самые контрактники. И осталась часть "контуженных", типа меня, которые так и не ушли. Мы никогда не "предъявим" своим ушедшим на гражданку братьям: мол, мы тут, а вы там. Мы понимаем, у нас по-другому сложилась ситуация, мы смогли остаться, мы посчитали нужным остаться. А кто-то отдал свою немалую часть долга — и ушел. И при необходимости они вернутся. Мы не выясняем друг с другом отношения, кто и где был. Каждый сделал свое. Каждый на своем месте был незаменим.

Опять-таки, извне подогревается все это. Ну и почесать свое ЧСВ хочется многим, это понятно. И начинается: кто где круче, кто где круче навоевал или наволонтерил — и так далее... Потому что расслабление идет.


Ребята! Завтра грохнет, и мы окажемся опять все в одном большом дерьме. И будем это дерьмо все вместе разгребать. И уже будет все равно, кто там — первая волна, а кто пришел после всех шести. Но он пришел! Не важно, пришел он, потому что не мог не прийти, или пришел зарабатывать деньги — он сейчас стоит на передовой. Потому этому обществу нужны сейчас прививки терпимости катастрофически. Иначе все это ни к чему хорошему нас не приведет.

Причем интересно: нет уже того, что там вспыхнул конфликт, там затих. Оно все наслаивается. Все больше, больше, больше... Центробежная сила. Обороты увеличиваются, центробежная сила растет — пока не разнесет все.

Раньше эти все вещи происходили волнами, а сейчас все происходящее напоминает юлу, которая крутится и крутится, все быстрее и быстрее. И может прийти момент, когда силы, растаскивающие нас в разные стороны, станут настолько большими, что просто нас разорвут. Впечатление такое, что сейчас эту "юлу" крутят без остановки. И ждут, пока она разлетится на части.

И я не знаю, какой можно привести пример, где у нас сейчас не происходит раздора.

Нам надо все это прекращать. Надо отбросить кучу разрушающих моментов — мелких, несерьезных, кажущихся — и собираться опять в кулак. И пытаться что-то исправлять. На систему можно повлиять. Только надо долбить скалу каждый день. Только надо чемодан до конца донести. 

О "НОВЫХ" ПОЛИТИКАХ

Сейчас любая политическая сила состоит из практически одинакового набора разнонаправленных людей. Возьми любую. Им можно названия менять — они будут тут же перестраиваться. Не меняя личного состава, менять названия. Они справятся. У нас нет политических сил, направленных на конструктивизм. 

Любая партия, в принципе, может в любой момент сменить вывеску и быть за кого угодно. Любая из них готова быть управляемой, в обмен на преференции партии власти. Лучший пример — нынешний БПП. Да, эта партия лучше всего организована и управляемая. Да, в ней есть свои пассионарии. Но большинство при необходимости ляжет под кого угодно.

Все большие, объемные политические силы — они этим и отличаются. Возьми, кого угодно. И "Батькивщину", и очень быстро научившуюся этому "Самопомощь", и "Солидарность" — любую партию. Они словосочетание "профессиональная политика" настолько хорошо поняли, что стали самыми "профессиональными политиками" из всех "профессиональных политиков" мира. Они — как наемные убийцы. Им не надо воевать на какой-то стороне. Им надо получить деньги и убить. Все. 

Путин может сорваться с цепи, но Украину разваливают и без него - боец АТО (2)

Украинские политические силы сейчас стали похожи друг на друга. Фото: Цензор.Net

Поэтому наши политические силы — гнилые насквозь. Мне, например, больше всего обидно за "Правый сектор", который действительно мог стать консолидирующей силой. Большой и по-настоящему народной. Которой верят. Ему надо было расти, ему надо было распространять свое влияние на армию и так далее. Я не знаю, по какой причине произошел раскол в "Правом секторе". Возможно, из-за того, что ПС отчасти превратился в политическую франшизу. И перестал быть тем "Правым сектором", которому верили безоговорочно. Возможно, из-за того, что у лидеров пропало понимание друг друга, и началось движение в разные стороны. Но этот проект в свое время пропустил окно возможностей. И разочаровал и расстроил многих.

Я не знаю, что думает Ярош, которого я уважаю. В принципе, из всех возможных вариантов он выбрал, наверное, самое правильное. Он сохранил меньшее и, может быть, постарается из этого сделать что-то. Но "Правый сектор" — это пример того, что могло быть большим и судьбоносным, но не получилось.


И у нас сейчас все, что происходит, предсказуемо. Новые силы — в них изначально заложен одинаковый результат. Из деталей автомата Калашникова нельзя собрать стиральную машину. Будет только АК. И если работать по одним и тем же схемам, чертежам, и из людей, как из деталей, пытаться собрать разные политические силы — ничего не выйдет. "Детали" должны быть разные. "Чертежи" должны быть разные. У нас пока к этому не пришла ни одна политическая сила. И то, что они там декларируют, о "новых людях" с "новыми идеями" — только декларации. У нас ведь как получается? Либо новые люди со старыми идеями. Либо старые люди с новыми идеями. Почему-то посредине у нас не бывает — чтобы и люди новые, и идеи.

Причем вопрос же — откуда родить новую идею? Ну, понятно — свобода, равенство, братство, все хорошо работают и достойную оплату труда получают, миру — мир, женщинам — мужчин, мужчинам — женщин, детям — хомячков... Вопрос — в плане и реализации всех этих замечательных идей. У нас же ни одна политическая сила не борется за то, чтобы было плохо. Все борются за то, чтобы было хорошо. И если очистить, если убрать некоторые внешние вещи, программы окажутся одинаковыми. 

Нет того, кто что-то бы делал реально и поступательно, согласно программе. Почти нет того, кто быстро бы не скурвился. Потому что они приходят уже для того, чтобы скурвиться! Люди, заходящие в политику, пусть даже объявляющие: "Дерните меня, когда я скурвлюсь", обещающие не продаться — они, приходя в систему, уже складывают себе цену. 


Что с этим делать? Я не могу рецепта подсказать. Нужны какие-то лидеры, которые соберут людей, в том числе, и прошедших войну. Только не всех подряд. У нас ведь есть это отношение: воевавший — это индульгенция. И это настолько сильно, что это уже даже не юношеский максимализм, а детский. Либо "Герої не вмирають!", и все — святые, "воины света, воины добра", либо, с другой стороны: все — "аватары", зарабатывающие деньги на войне, и так далее. Середины нет. А есть и тут, как в жизни — диаметрально противоположное.

И вот как раз из здоровых слоев общества, в том числе, и из людей, прошедших войну, потому что они жизнь немножко с другой стороны поняли и покрепче стали — их и надо собирать под чистые знамена. Но только давая им дело сразу. Сразу же должна быть разработана программа действий. Чтобы не было так, как у нас обычно происходит. "О, а давайте соберемся в новую партию... Вот ты — будешь? Иди!" И они собираются — и начинается долгий период "мы собрались попи*деть". Поэтому серьезные люди туда не идут. Идут только те, кто готов попи*деть плюс заработать денежек. У нас общество на это настроено. И пока это не изменится — ничего не будет!

Есть еще категория, которая желает "жесткой руки". Но кто придет с жесткой рукой? Человек, работающий по той же схеме. И пока он этой жесткой рукой будет вас держать за шею — другой рукой будет шарить у вас по карманам. Это неизбежно. Возьмите соседнюю страну с товарищем Путиным. Вот вам пример — пришел человек с жесткой рукой. Он это и делает. Держит за шею и шарит по карманам. А ты еще при этом должен говорить, что все в порядке, никто в карманах не шарит, а тот, кто держит тебя за шею — святой, и все делает правильно. Самое печальное, что ты, долго простояв раком с пережатой шеей, начинаешь сам в это верить. 

Вот у нас будет то же самое — при любой жесткой руке.

О ПУТИНЕ И ЕГО РОЛИ В ВОЙНЕ НА ДОНБАССЕ

Насколько все, что происходит сейчас на Донбассе, зависит от Путина? В данной ситуации — полностью зависит. Все эти сказки про взаимозависимость бизнесов и так далее, и тому подобное — от этого всего достаточно просто очиститься.

Человек себя загнал уже в полнейший тупик. У него — полный дефицит действий. Он должен либо идти по накатанному пути, либо умереть. И построенная им система, а следом за ней — разожженная им война — либо развалится из-за того, что ослабнет, либо потеряет инерцию, либо, все-таки, эта бешеная собака сорвется с цепи — и тогда все будет очень плохо. Других вариантов нет. Но я, все-таки, надеюсь на то, что самым вероятным окажется первый из перечисленных мной вариантов.

Путин может сорваться с цепи, но Украину разваливают и без него - боец АТО (3)

Фронтовой Донбасс. Фото Лилии Рагуцкой

Есть еще один момент. С одной стороны, мы с тобой здесь сидим и рассуждаем (совершенно правильно) об экономических санкциях, о том, как слабнет Россия. Это все происходит, на самом деле. Но где-то по ту сторону сидят два таких же человека и рассказывают друг другу о том, что "хохлы" сами себя разнесут. И они тоже правы! Потому что именно этим мы и занимаемся. Если против России сейчас, в основном, работает экономика, то у нас, кроме экономических трудностей, есть еще огромные моральные, политические и человеческие проблемы. 

После Революции Достоинства мы сами от себя отпихиваем это самое достоинство. От нашего достоинства скоро вообще ничего не останется. То, что только есть у нас светлого, мы изо всех сил стараемся дискредитировать. Тренд такой, видимо.

Терпимость, терпение, взаимодействие и тяжелый труд — вот все, что нас ждет, если мы собираемся выжить. И не просто выжить, а зажить нормально. Никаких других вариантов.

О ТОМ, ЧТО МОЖЕТ ОБЪЕДИНИТЬ УКРАИНЦЕВ

Нам нужна большая встряска, к сожалению. И весь вопрос — в том, какой будет эта встряска. Худший вариант — она будет жестокой и кровавой. Лучший — мы завтра проснемся и с энтузиазмом пойдем строить дороги, как в Германии. Но что-то будет. Чем-то наше общество должно загореться. И это "что-то" должно быть очень сильным. Потому что благодаря войне эмоциональный порог уже настолько высоко задран, что подействует только что-то, что будет выше этого порога.

Это могут быть положительные сдвиги на фронте, естественно. Победы в политическом плане. Должно быть видно, что мы победили в чем-то. Реально победили, а не рассказали о победе. Либо на нас напали, и мы оказались перед реальной угрозой уничтожения. Всего два варианта. Либо что-то идет в плюс и вызывает большое воодушевление от того, что что-то у нас получается, что, может, еще чуть-чуть — и заживем. Либо угроза. 

Нас не дотрясло. 2014-15 годы нас не дотрясли. Нам не хватило какого-то кусочка пути. Взлетающему самолету необходима четкая длина взлетной полосы, чтобы он мог подняться в небо. Так вот наша "полоса", к сожалению, оказалась короткой. И взлетать в этот раз опять придется с самого начала. Можно удлинить полосу и еще раз попытаться взлететь. Но опять с самого начала беря разгон. 

Есть еще одна проблема, почему общество приучили к негативу. Это стало коммерчески выгодно. Люди научились на этом зарабатывать. Негатив продается хорошо. Позитив — плохо. Потому что негатив позволяет человеку слить раздражение.

Позитив можно ощутить в полной мере, только если он тебя касается. Тебя лично. Чтобы испытывать удовольствие от любого позитива, происходящего в стране, надо стать немножечко страной. А у нас крайне мало народа на это способно. Либо чтоб повезло, что в твоем сегменте все хорошо. Радоваться за соседа у нас не умеют. Не понимают, что если одному соседу лучше, второму, то это постепенно дойдет и до тебя.

А вот негатив, даже чужой, у нас касается всех. По этому поводу можно покипишевать, попереживать. Поэтому, учитывая усталость общества при накопившемся негативе, появился спрос на "свистки для выпуска пара". И за это неплохо платят. Некоторые люди на сливе негатива научились зарабатывать деньги. В том числе, и среди тех, которые вроде как собирают деньги на благие дела. Это не значит, что они зарабатывают лично для себя.

Вот я собираю, скажем, деньги для детского дома. И обладаю "информационным негативным рычагом". И понимаю, что денег мне поступает больше, когда я выплескиваю негативную информацию. И я привыкаю к этому. Народ привыкает. Я начинаю этот негатив регулярно выплескивать. И после каждого такого выплеска опекаемый мной детский дом получает больше благ. Я решаю свою благую задачу. А сколько в процессе этого я нанес вреда и кому — меня не интересует. Я ж хорошего хотел? "Цель оправдывает средства" — один из самых лукавых лозунгов.

Ну, а кто-то так зарабатывает себе, родимому. В том числе, и часть политиков и "общественных деятелей".

О "РАЗБОРКАХ" МЕЖДУ ВОЛОНТЕРАМИ И СУДАХ НАД ПАТРИОТАМИ

То, что происходят разборки между волонтерами, — это беда. По моему мнению, абсолютное большинство из них — это люди-пассионарии, которые очень много сделали. Низкий им за это поклон. Эти их заслуги останутся с ними навсегда. Никакие их действия, никакие выяснения отношений между собой не отменяют того, что они уже сделали. Это навсегда пошло в плюс — и точка. Точно так же, как и с военными, которые уже воевали. Какими бы они потом ни становились — они уже сделали многое.

Путин может сорваться с цепи, но Украину разваливают и без него - боец АТО (4)

Фото Лилии Рагуцкой

Но сделанное ранее не является индульгенцией. Если я совершил преступление, суд должен учесть мое участие в боевых действиях по защите родины как смягчающее обстоятельство. Я могу получить меньший срок. Но то, что я воевал, не значит, что меня должны под аплодисменты выпустить в зале суда. Закон — для всех. И для меня тоже. И для волонтеров... Для всех!

С другой стороны, глядя на нашу судебную систему в целом, я понимаю, что все печально. Из школьной памяти выныривает Чацкий, издевательски спрашивает: "А судьи кто?" И все становится таким неубедительным...


Да... Вот вроде ты ко всему происходящему относишься философски. Понимаешь: надо нести, надо тянуть. А вот когда это все проговоришь, как я сейчас — думаешь: Господи... Какая ж безнадега!

Но потом вспоминаешь, что "чемодан нужно донести". И встряхиваешься. И опять веришь — все у нас рано или поздно будет хорошо. И мы непременно победим. Я же не Дон Кихот. И если бы я не верил в то, что все у нас выйдет, меня бы здесь не было.

-11
+45
РЕКЛАМА
Статьи
Войти